Новости

18 февраля 2021, 14:02

Воочию

Общество

Участник Дебальцевской операции Леонид Волкодав: "Нас добили бы каждого по отдельности"

В дни шестой годовщины окончания Чернухино-Дебальцевской операции своими воспоминаниями с ЛИЦ делится участник тех событий, офицер Народной милиции ЛНР в отставке Леонид Волкодав.

РУБЕЖНОЕ – НАГОРНЫЙ КАРАБАХ

Родился в Кременском районе, потом семья переехала в Рубежное, где я и рос. Биография обычная: школа, ПТУ, музыка – баян, клавиши, гитара, барабаны. Играл практически на всех инструментах и даже ходил в музыкальную школу. Параллельно занимался рукопашным боем. Пригодилось, когда призвали в армию.

Служил в погранвойсках на южных рубежах – Закавказский пограничный округ, граница с Ираном. И тут как раз война в Нагорном Карабахе – это 1990-1992 годы. Как говорится, не просто застал, а принимал непосредственное участие – мы между ними, меж воюющими сторонами, стояли. "Тушили пожар межнациональной розни", как тогда было принято говорить.

ПРЕДВОЕННЫЕ ГОДЫ

Призывался в Союзе, а вернулся уже в независимую Украину. Поступил на службу в милицию, отдел госслужбы, тогда это называлось "вневедомственная охрана", где и прослужил до двухтысячных. Уволился в звании прапорщика по идеологическим мотивам. Проще говоря, из-за тотальной коррупции. Нас зажали вплоть до подушного побора денег. Во времена (Владимира) Гуславского (в те годы начальник УВД в Луганской области) коррупция прошила милицию насквозь.

Работал, ездил на заработки. Перед войной появилась какая-то стабильность: востребованный специалист, заработал имя. Занимались монтажом трубопроводов высокого и среднего давления, работал сварщиком, затем мастером участка – сертифицированные, ответственные работы.

РУССКАЯ ВЕСНА

Майдан мы сразу не приняли. Все было очевидно и понятно, куда оно движется. Уже в январе я сказал в семье и всем своим, что будет война. И даже приготовился – купил вещмешок, котелок, фляжку, лопатку, робу, берцы. К марту был готов. Мы не собирались воевать, но, как говорится, хочешь мира – готовься к войне.

В Русскую весну влился тогда же, еще с митингов. У нас был клуб ветеранов боевых действий. Вначале "афганский", а потом уже туда все остальные пришли – мы, участники событий в Закавказье, потом "югославы" ну, и чуть остальных. Без слов понимали друг друга. По правде говоря, была и другая ветеранская группа, откровенно лоббировавшая проукраинские идеи.

Потом пошло-покатилось: митинги, взятие здания (бывшего областного управления) СБУ, палаточный городок в сквере Памяти. Мы осуществляли сбор помощи: и деньгами, и вещами, и продуктами. Сам приезжал, все привозили, что могли собрать.

ПОЗЫВНОЙ "БАЧА"

Когда начались боевые действия, я уже был в ополчении. Первая группа собралась в Рубежном, но нас было совсем мало. Там наши "афганцы" дали мне позывной "Бача", в смысле "мальчик" – я среди тех ветеранов был самый молодой. Вначале стояли, что называется "с дубьем" – палки резиновые, самопалы, двустволки – ничего не было. Руками останавливали. Доходило до смешного: к штакетнику прикручивали скотчем водопроводную трубу, мол, ствол – и ничего, ночью годилось. Потом приехала помощь в виде Паши Дремова, они уже были с оружием. В Северодонецком отряде я уже был замкомвзвода при Дремове, начиная с 22 мая, с первого боя в Рубежном. Ну, а потом… Потом украинцы начали стрелять.

ПЕРВАЯ КРОВЬ

Прижали один отряд ВСУ. Парни откуда-то из Волынской области. Они не хотели воевать и на нашу сторону переходить также не хотели, но готовы были сдать оружие при условии, что мы их отпустим. Долго шли переговоры, уговорили часть бойцов сложить оружие. Разоружили, посадили их в автобус, всего человек 15, и повезли на украинский блокпост. Их приняли и… расстреляли как предателей за то, что они сдали оружие. Два украинских бойца выжили, сбежали как-то. Потом прятались по дачам, никуда не могут податься: назад нельзя, и здесь нам они не нужны. Мы их через четыре дня ночью поймали и покормили. И говорим, мол, дальше, хлопцы, как хотите – вон, через Россию уходите, там точно не шлепнут, как ваши здесь.

СЕВЕРОДОНЕЦКАЯ АГЛОМЕРАЦИЯ

Северодонецк держал объединённый отряд Дремова – казаки, мы, ополченцы – все в куче. Общая оборона Северодонецка совместно с Лисичанском шла по границе Северского Донца. Держались два месяца, были стычки, обстрелы. Мы не были готовы столкнуться с двойным стандартом, с вопиющими извращениями фактов, когда украинская армия впервые нанесла минометный удар по Северодонецку и сказали, что это обстреляли ополченцы. У нас только стрелковое оружие было, техники не было вообще никакой!

Когда в Рубежное вошли ВСУ, то нам сказали, мол, с военной точки зрения больше нет смысла его удерживать. Так мы остались в окружении, вокруг нас уже все захвачено, осталось два города – Северодонецк и Лисичанск. В одном человек 400-500, и в другом бойцов 400, не больше. И тут начались сильные обстрелы, НПЗ (Лисичанский нефтеперерабатывающий завод) сожгли, нефть потом горела дня три-четыре – нефтяные цистерны полыхнули после взрывов "Градов". Вообще сожгли много, урон нанесен колоссальный. Но могло быть много хуже. Когда мы держали Северодонецк, то в 400 метрах от нашей линии обороны стояли аммиачные хранилища – наземные емкости на несколько тысяч тонн каждая. Туда не прилетало – это смерть на 50-60 км вокруг. В этих хранилищах есть мертвый остаток, который не выбирается.

Первым покинул Лисичанск Леша Мозговой, мы. Смысла держать остатки уже не было. Может, поэтому отступили из Северодонецка. Ну, а я поехал лечиться – ранение в голову, задет глаз.

ЧЕТВЕРТАЯ БРИГАДА

Когда вернулся, наши уже создали отдельное подразделение "Рубеж" в группе быстрого реагирования "Бэтмен". До октября стояли на позициях в Малониколаевке, а 21 октября влились в четвертую бригаду Народной милиции ЛНР. Распределились во второй батальон, где пятая рота состояла из нашего рубежанского подразделения. Начали готовиться к Дебальцевской операции.

Среди нас кадровых офицеров не было, но в то время сержант советской армии стоил хорошего капитана- все знания учебника сержанта войсковой разведки, Боевой устав сухопутных войск, устав внутренней и караульной службы, дисциплинарный устав. Мы проводили учения, обучали бойцов стрельбе, знанию оружия и техники.

Когда влились в бригаду, у нас база была в Красном Луче, там получили технику, боевые машины пехоты – "единички" и "двоечки" (БМП-1 и БМП-2). В начале декабря выдвинулись на позиции под Дебальцево, заняли позицию ЦОФ (центральная обогатительная фабрика) "Комендантская". С одной стороны стоял казачий отряд Тимура, а мы по другую сторону террикона. Когда началась активная фаза боевых действий, к нам "Ураганы" (реактивная система залпового огня) прилетали. Так один боец говорил: "Я столько огоньков даже на Новый год не видал".

ЧЕРНУХИНСКИЙ КРЕСТ

29 января приехал наш комбат Алексей Хрипко с позывным "Камаз". Дает команду: "Выдвигаемся на Зоринск!"

Там получили трофейные украинские Т-64 с закрашенными полосами вторжения, но, правда, рабочие. Сели на БМП и выдвинулись к Чернухинской птицефабрике. Задача была взять блокпост "Чернухинский крест".

Огонь был страшный, птичник нам "укропы" разнесли вусмерть. С утра мы пошли в лоб и захватили свинарник. Личная храбрость наших бойцов просто поражала – горжусь, какие мужики! Там я был командиром взвода – 23 человека, 3 БМП и 2 танка. Пошли на штурм по минному полю. Там нас никто не ожидал, а мины не взрывались. Как получилось: оттепель-мороз, сверху снег, наст. На "озимых" (осколочная заградительная мина ОЗМ-72) растяжка примерзла в лед и не срабатывала. Это от нас Бог отвел.

С блокпоста не жалели огня, они нам просто не давали голову поднять. Но идти-то надо! И мы их накрывали со всего подряд и как могли.

КОМАНДИР, НЕМЦЫ!

Там же приключился случай с танком ВСУ, когда он заблудился и, выехав к нам, встал в наш развернутый боевой порядок. Ну, Леха "Камаз" к нему подъезжает и кричит ему, куда ж ты, мол, едешь, баран?! Стреляй вон туда! Танк разворачивается, смотрим и видим жовто-блакытний флаг на стволе. Давай орать: "Командир, немцы!" В танке, видать, не сильно поняли, что произошло. Сожгли его из гранатомета.

НОВОЕ РАНЕНИЕ

В том бою я был контужен и серьезно ранен в руку. Передо мной взорвалась граната из АГС (автоматический гранатомет станковый). Также ранило и командира третьего взвода. Мы выбыли из боя. Теперь храню осколок, что прошил мне автомат и руку. Поскольку не могли остановить кровь, то насыпом нагрузили раненых в десанты БМП и повезли на Зоринск. Наши парни таки дошли до блокпоста и даже видели, как последние "захысныкы" задали стрекача, побросав не только оружие и технику, но и своих убитых и раненых.

ВОЕННЫЙ ПЕНСИОНЕР

Привезли меня в Алчевск, сделали операцию. Пальцы не работают до сих пор, но они хотя бы на месте. Потом хирурги смотрели, говорят, мол, лучше не сделаешь – сустав разбит.

Служил до 2020 года, после уволился: и по состоянию здоровья, и по возрасту, и по военной выслуге. Военный пенсионер.

СТРАТЕГИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ

Оценивая с высоты сегодняшнего дня значение Дебальцевской операции, могу однозначно сказать, что ее важность огромна, значение – стратегическое! Выступ, нацеленный между Донецкой и Луганской Республиками, был чрезвычайно опасен. Если бы они сумели сконцентрировать там войска, а они старались! Если бы обозначили направление и силой всей своей огневой мощи обрушились на нас, то не думаю, что мы смогли бы их удержать. Не ударь мы тогда, то в один рывок они раскололи ли бы Республики Донбасса на две части и добили бы потом каждого по отдельности. Поэтому значение операции однозначно стратегическое.

***

Подразделения Народной милиции ЛНР и Минобороны ДНР 23 января 2015 года начали активные действия по ликвидации Дебальцевского плацдарма, занятого киевскими силовиками. 18 февраля власти ДНР объявили об освобождении Дебальцево от украинских карателей. 

ЛуганскИнформЦентр — 18 февраля — Луганск