Мнения

1 апреля 2015, 17:34

Эксперт: в ЛНР необходимо создать службу помощи страдающим посттравматическим расстройством

Одним из страшных наследий любой войны является искалеченная психика тех, кто так или иначе с ней столкнулся. Научное название таких состояний обозначаемых в народе, как "вьетнамский" или "афганский синдром" звучит как "посттравматическое стрессовое расстройство".

О путях профилактики и коррекции этого опасного явления в условиях гражданской войны на Украине ЛуганскИнформЦентру рассказывает заведующая кафедрой нормальной физиологии Луганского государственного медицинского университета Министерства здравоохранения ЛНР, доктор медицинских наук, профессор Татьяна Тананакина.

- Вы выступили с предложением создать в нашей Республике специализированную медицинскую службу социально-психологической адаптации населения, страдающего от последствий войны, с целью профилактики перехода посттравматических стрессовых состояний (далее – ПТС) в хроническую форму (далее – ПТСР). Расскажите, что это такое – ПТС?

- Это нормальная эмоциональная и психологическая реакция (болезненные, шокирующие переживания), которая возникает после пребывания в психотравмирующей ситуации, выходящей за рамки человеческого опыта. После травмы или длительного пребывания в ситуации боевых действий многие ощущают, что их жизнь изменилась. Мир стал непонятным и непредсказуемым, восприятие жизни поделилось на "до и после". То, что раньше казалось безопасным и доброжелательным, начинает вдруг восприниматься как опасное и недоброжелательное .

- В чем причина возникновения ПТС?

- Мы с детства жили в мире, и нам казалось, что так будет всегда. Наши родители часто повторяли "Лишь бы не было войны" и за столом произносили тосты "За мир", вокруг были плакаты "Миру – мир!". Мы были уверены, что любые разногласия должны решаться за столом переговоров и убийство – это страшный грех. Однако в наши двери постучала война. Мы стали терять близких, дома, многим пришлось покинуть родные места. Сложились экстремальные условия жизни, сопровождающиеся насилием над личностью, чувством беспомощности и безнадежности. Наше сознание не способно переработать и усвоить крайне тяжелый отрицательный опыт (убийства, смерть, страдания).

Кроме войны есть еще целый ряд событий, которые вызывают ПТС как в мирное время, так и усиливают страдания людей, проживающих в условиях боевых действий, например, насилие, в том числе изнасилование - люди, испытавшие любое насилие, боятся его повторения.

Автомобильные или авиационные катастрофы – утрачивается доверие к современным технологиям. Природные катастрофы. Некоторые люди, пережившие ураганы, наводнения, землетрясения и пр., опасаются, что природа может разбушеваться снова. Ну и, конечно же, убийство или самоубийство – люди, ставшие свидетелями этих трагических событий, могут испытывать злость, обиду или беспомощность. Это – вкратце.

- Это взрослые? Дети тоже страдают от травмы?

- Дети могут переживать ПТС в результате тех же самых событий. Кроме того, ПТС у детей может быть из-за того, что они испытали насилие - многие дети начинают верить в то, что они действительно заслуживают наказания, часто их самооценка становится заниженной. Сексуальное насилие со стороны одного из родителей – такие дети ощущают, что их предали люди, которых они больше всего любили. Они становятся замкнутыми и испытывают чувство одиночества. Смерть родителей. Когда родители умирают, дети часто ощущают себя покинутыми и отверженными.

- Кто входит в группу риска появления ПТС?

- Любой человек, кто переживает сам травматическое событие или становится его очевидцем. По большому счету, все мирные жители, проживающие или проживавшие в условиях боевых действий. Конечно же, военнослужащие, участники боевых действий. Также могут испытывать ПТС под воздействием последствий чрезвычайных ситуаций работники служб быстрого реагирования на чрезвычайные происшествия. Это сотрудники милиции, врачи и медицинские сестры, работники службы "Скорой помощи" и другие медицинские работники, а также пожарные и спасатели.

- Как проявляются ПТС?

- Обычно они возникают немедленно или через короткое время после психической травмы. Они могут исчезать на некоторое время и появляться снова – даже спустя годы. К основным признакам ПТС относятся навязчивые воспоминания, или "флэшбэки" - часто пострадавшие не могут справиться с болезненными воспоминаниями о травме, всплывающими в сознании в какие-то моменты времени.
Ночные кошмары и бессонница - люди, находящиеся в посттравматическом стрессовом состоянии, часто воспроизводят обстоятельства травмы в своих сновидениях. Страх ночных кошмаров вызывает бессонницу.
Депрессия – чувства досады, безнадежности и одиночества могут продолжаться в течение длительного времени.
Отсутствие интереса – люди, страдающие ПТС, часто не могут испытывать удовольствие от семейной жизни, работы, хобби и общения с друзьями. "Вина за выживание" – многие пострадавшие от ПТС испытывают чувство вины за собственное выживание, вины перед теми, кто не сумел выжить.
Эмоциональные всплески – люди с ПТС часто испытывают сильные эмоции (напряженность, страх, злобу и т.д.), которые выходят из-под контроля.
Раздражительность или повышенная возбудимость. Многие пострадавшие теряют способность к расслаблению и отдыху. Они напряжены, постоянно ощущают себя "на страже", стараясь избегать всего, что напоминает им о травме. В результате наличия этих признаков у пострадавших может отмечаться  повышенная конфликтность во взаимоотношениях с людьми, злоупотребление алкоголем и лекарственными препаратами, самоизоляция.

Поздние проявления (отставленный вариант) ПТС развиваются, как правило, спустя шесть месяцев после психотравмирующего события в виде симптомов соматических заболеваний и тревожного ожидания их усиления. Наиболее часто возникают боли в области сердца, боли в области желудка и кишечника, головные боли, обострение хронических заболеваний.

- Каково течение и динамика ПТС? Крайние формы проявлений - от и до?

- Мы выделяем несколько этапов развития посттравматического стресса.

На первом этапе, наступающем сразу после действия травмирующего фактора, психика человека отказывается воспринимать случившееся. Эта фаза называется фазой отрицания, или шока. Человек пытается убежать от слишком болезненных для него переживаний. Он знает о произошедшем, но не может принять произошедшее на эмоциональном уровне. Переживания на этом этапе можно сравнить с медицинским понятием о болевом шоке, когда в первый момент после травмы человек не чувствует боли – в противном случае организм не вынес бы перегрузки. Как правило, первый этап ПТС относительно непродолжителен.

Второй этап носит название фазы агрессии и вины. Постепенно принимая потерю, человек обвиняет в случившемся обстоятельства, правительство, свое окружение и даже, если речь идет о смерти близкого человека, самого умершего. Зачастую после этого человек обращает агрессию на самого себя и испытывает интенсивное чувство вины: "Если бы я поступил иначе, этого не случилось бы!". Такие переживания объясняются попыткой найти справедливость в несправедливом мире. "Я не хочу, чтобы было так" – этими словами можно выразить протест против жестокой реальности.

После того как человек осознает, что обстоятельства сильнее его, наступает фаза депрессии. Она сопровождается чувствами бес­помощности, брошенности, одиночества, собственной бесполезности. Человек не видит выхода из создавшегося положения, ему кажется, что боль будет усиливаться день ото дня. На этой фазе теряется ощущение цели и жизнь становится бессмысленной: "Что бы я ни делал, ничего не изменить". Часто бывает так, что в попытках обрести смысл жизни человек начинает заниматься благотворительностью: "Моя жизнь кончилась, буду жить для других", становится религиозным до фанатичности. Эти действия позволяют смягчить боль, но не избавляют от депрессии, которая становится хронической.

Завершающая фаза переживания ПТС – "фаза исцеления". Характерные для нее переживания можно описать как полное созна­тельное и эмоциональное принятие своего прошлого и обретение нового смысла жизни: "То, что случилось, действительно было, я не могу этого изменить; я могу измениться сам и продолжать жить, несмотря на травму". Человек оказывается способен извлечь из произошедшего полезный жизненный опыт.

Такая динамика ПТС является моделью благополучного протекания стресса. К сожалению, переживания большинства пострадавших остаются в рамках второй или третьей фазы. В этом случае говорят о посттравматическом стрессовом расстройстве (ПТСР), которое относится к пограничным психическим заболеваниям и тревожным расстройствам.

- Как раньше боролись с посттравматическим стрессом, например, после Великой Отечественной, Вьетнама, Афганистана?

- Вообще, ПТС впервые описал греческий историк Геродот в 409 году до н. э. Он считал, что это болезнь воинов, принимавших участие в сражениях и ставших очевидцами массовых сцен смерти.
Оставили информацию о ПТС и фронтовые врачи XIX века. Так, во время гражданской войны 1871 г. в США это нарушение рассматривалось как истощение, сверхусталость или обессиливание организма, сопровождаемое психическими изменениями. Считалось, что это заболевание характерно для травмированных во время боевых действий солдат.

В XX веке посттравматический стресс наблюдается во время Первой и Второй мировых войн и рассматривается как "невроз войны", "усталость от войны" или "кардионевроз". Наиболее подробно это состояние изучалось и было описано в 70-е гг. XX в. во время исследования ветеранов Вьетнамской войны. Известно несколько названий этого нарушений – "болезнь ветеранов", "вьетнамский синдром", "афганский синдром", "чеченский синдром".

К 1990 году, по разным оценкам, болели 15-30% ветеранов вьетнамской войны и еще 11-23% имели частичные симптомы. В 90-е годы были проведены исследования психического состояния ветеранов Афганистана без американского размаха, но по их образцу. Полученные результаты дали схожую с "вьетнамской" картину.

Исследования психического состояния гражданских людей, переживших войну или тяжелые природные катастрофы, также указывают на развитие у них ПТС, причем проявления усиливаются со временем. Среди беженцев из разных стран (Афганистан, Пакистан, Босния) таких лиц было выявлено от 75% до 85%. Данные, полученные в Научном центре психического здоровья РАМН, указывают на то, что среди участников гражданского противостояния в Москве в октябре 1993 г. показатель распространенности ПТСР был 57,1%.

Американский ученый армянского происхождения Луис Назарян изучал последствия землетрясения в Армении в 1988 году. Так вот, в первые годы после катастрофы количество психических нарушений снижалось, а в следующие 3-6 лет резко возросло. За 10 лет количество таких нарушений увеличилось более чем на 200%. Среди пострадавших во время теракта в московском метро в 1993 году явления ПТС проявились у 57% пострадавших.

- Каковы пути преодоления и борьбы с ПТС?

- Прежний, устаревший подход считал ПТСР результатом личностной "ущербности" и наличия патологических невротических отклонений. Другими словами: "Вы заболели, потому что у вас все не как у нормальных людей". Такой подход резко сужал возможности помощи пострадавшим.
Современные представления изменились: теперь считается, что нормальный человек столкнулся с ненормальными условиями, что позволяет активировать у пациента собственные механизмы совладания с психотравмой.

В первую очередь должна проводиться специальная разъяснительная работа в СМИ для оказания психологической помощи людям, проживающим в условиях боевых действий. Чтобы человек – это касается как мирных жителей, так и тех, кто воевал или продолжает воевать – с помощью соответствующих информационных материалов мог обнаружить у себя характерные признаки психического расстройства, с которыми следует обратиться к специалисту.

Для того чтобы сделать ПТС менее болезненным, пострадавший может использовать ряд факторов: способность контролировать свои эмоции – не прятать их внутрь, найти способ их выплескивать без нанесения вреда окружающим; повышение чувства собственного достоинства и высокой самооценки. Способность своевременно перерабатывать травматический опыт как свой, так и других, обсуждать с друзьями, семьей. Наличие хорошей социальной поддержки со стороны государства, общества, семьи, друзей, знакомых.

- А лечение?

- Лечение посттравматического стрессового расстройства имеет несколько направлений, Основной вид лечения - это психотерапия. Также использование психотропных лекарственных препаратов, работа с семьей - т.н. "семейная терапия", а также меры социальной помощи от государства.

- Люди так сказать в "походных условиях" могут что-то сделать для снятия или облегчения подобных травмирующих состояний?

- Да, вот некоторые приемы, которые могут помочь. Для начала поговорите о пережитом. Вместо того, чтобы держать свои чувства "закупоренными", позвольте им проявиться в разговорах с близкими или друзьями, а если это не возможно, то пишите о своих переживаниях – потом написанное можно уничтожить. Далее, учитесь расслабляться - старайтесь, чтобы все, что вы делаете ежедневно, приносило вам радость. По возможности, исключите основные источники стресса, в том числе переезды или новую работу. Занимайтесь физкультурой. Ведь стресс можно облегчить физическими упражнениями. Однако, здесь нужна обязательная консультация с врачом, прежде чем выбирать программу упражнений. Очень важно быть вовлеченным - проводить время с людьми и стараться быть полезным другим.

Семья и друзья могут играть большую роль в восстановлении. Вы можете помочь, если член семьи или друг испытал травмирующее воздействие. Научитесь сочувствовать. Выслушайте, если пострадавшему нужно выговориться. Будьте также честны относительно ваших собственных чувств. Научитесь оказывать поддержку. Если необходимо, поддерживайте пострадавшего для того, чтобы помочь ему. Старайтесь понимать его. Продолжайте выражать любовь и оказывать поддержку, даже если пострадавший старается оттолкнуть вас.

Очень важно распространять свои знания - станьте источником для тех, кто хочет больше узнать о посттравматических состояниях. Разделите с пострадавшим ежедневные заботы. Помогайте с покупками, уборкой, но не старайтесь снять с человека все обязанности. Здесь важно не забывать о себе! Найдите кого-нибудь, с кем вы также можете поговорить.

И помните, что в результате реабилитации, как правило, происходит личностный рост: большинство пострадавших принимает изменения, произошедшие в их жизни под влиянием травмы. Многие начинают чувствовать себя более сильными, чем когда-либо до этого.
Самое главное – сохранить чувство собственного достоинства, человечности и уважения к другим, стремление к взаимопомощи.

- Хорошо, давайте вернемся к событиям у нас. Для начала скажите, что происходит по ту линию фронта, на украинской стороне?

- По данным официальных украинских СМИ около 40% лиц, вернувшихся из зоны АТО, обратились за помощью к психиатрам. Роман Чайковский, врач психиатр, указывает: "Обычно проявления посттравматического стрессового расстройства проявляются в промежутке от недели после выхода из зоны АТО до полугода. 80% людей, которые побывали в боевых действиях, рискуют пройти через посттравматическое стрессовое расстройство. Мало кто знает, что в столичном военном госпитале есть своя закрытая психиатрическая клиника. Еще год назад здесь было меньше сотни пациентов. Теперь - 432. У большинства – посттравматический синдром".

В февральском интервью полковника медицинской службы, начальника Одесского клинического военно-медицинского центра Южного оперативного командования Владимира Майданюка четко отмечено, что раненых стало меньше, однако все больше военнослужащих обращаются к медикам за помощью с посттравматическим синдромом. В данный момент в психиатрическом отделении госпиталя находится 55 человек, а 78 уже были направлены на реабилитацию в различные санатории. Персонал отделения психиатрии расширили до 18 человек. 

Среди вернувшихся участников АТО есть большой процент лиц, которые хотят вернуться обратно, т.к. не находят себе места в мирной жизни.

Согласно официальным данным, в зоне АТО воевало около 15 000 человек. По прогнозам психиатров, в лучшем случае у 20% из них в последующие годы диагностируют хроническое посттравматическое стрессовое расстройство, которое уже назвали "синдром АТО".
Специалисты отмечают, что ПТС затрагивает не только участников АТО, но и их родственников, друзей.

- Понятно. А что происходит у нас в Республике? В чем суть Вашего предложения по созданию службы?

- Служба должна быть многоплановой, объединяющая усилия разных специалистов: психологов, психотерапевтов, психиатров, врачей разных специальностей, учителей, работников социальной сферы, СМИ.

Основные цели и задачи состоят в оказании социальной, информационной, медицинской, психологической помощи населению - взрослым, детям, участникам боевых действий – в период адаптации к мирной жизни после длительного воздействия травмирующих событий. Обучение населения основам психологической грамотности, использованию современных психотехнологий в выработке механизмов стойкости и самозащиты от длительного воздействия травмирующих событий. Обучение и помощь волонтерам, работающим с нуждающимися в медицинском, психологическом или социальном сопровождении. Создание психологической поддержки работы врачей, психологов и волонтеров, работающих с населением.

Методы следующие. Объединение специалистов различного профиля в одну структурную организацию для реализации комплекса мероприятий по профилактике психологического и физического здоровья населения республики. Предоставление медицинской, психологической и информационной помощи мирному населению и участникам боевых действий по индивидуальным запросам. Мониторинг населения на предмет развития посттравматического стрессового расстройства совместными усилиями врачей, психологов и педагогов. Проведение обучающих семинаров, различных тренингов – релаксационных, мотивационных, психологической самопомощи – практикумов для врачей, педагогов, студентов и волонтеров. Предоставление консультативной помощи врачам, психологам и волонтерам, работающим с населением (т.н. супервизия).

- Какова возможная структура и функции предлагаемой Вами службы?

- Служба должна состоять из отдельных звеньев, но тесно взаимодействующих друг с другом. Во-первых, необходимо информировать людей о возможном развитии ПТС. Мы уже подготовили материал в виде информационного буклета "Что такое посттравматический стресс", методик аутотренингов и ряд других материалов. Ищем спонсора для издания. Во-вторых, необходимо восстановить работу "телефона доверия", открыть сайт "Доверие". Помочь школьным психологам в освоении современных психотехнологий. Возобновить работу кабинетов медицинских психологов и психотерапевтов.

На сегодняшний день продолжают успешно работать детские и взрослые психиатры, у которых есть опыт лечения посттравматических стрессовых расстройств. Работает центр психологической помощи в педагогическом университете, психолого-медико-педагогическая комиссия, отдельные психологи, работающие с населением. Однако вся эта работа проходит благодаря энтузиазму заинтересованных, понимающих проблему ПТС специалистов. Нужна поддержка руководителей республики.

- И какова реакция руководства ЛНР?

- Мы обратились к министрам здравоохранения Айрапетян Ларисе Леонидовне и образования и науки Лаптевой Лесе Михайловне. Вопрос находится в стадии согласований. Работаем.

- Ваш прогноз развития ситуации в случае создания таковой службы? Включая в целом прогноз развития ситуации на Украине в контексте этой темы. Как долго нам всем придется преодолевать последствия войны?

- Прогноз течения посттравматического стрессового расстройства зависит от многих факторов. В целом бывает так: треть выздоравливает полностью, у трети остаются незначительные нарушения, у трети течение становится хроническим и может заканчиваться стойкими расстройствами личности.

Учитывая данные исследований во всем мире – проявления ПТС будут усиливаться по мере отдаления от травмирующих событий. Через 6 месяцев и через 2-3 года. Есть данные, что проявления ПТС были зарегистрированы и через 10-15 лет.

Главная задача создаваемой службы – помочь людям преодолеть ПТС, мобилизуя свои собственные силы и предотвратить развитие хронического состояния, т.е. расстройства, которое требует сложного и длительного медикаментозного лечения.

ЛуганскИнформЦентр — 01 апреля — Луганск