Мнения

15 февраля 2020, 09:00

Воочию

День вывода войск из Афганистана. Писатель Глеб Бобров: "В Бадахшане я встретил три Новых года"(ФОТО)

В 31-ю годовщину вывода советских войск из Афганистана о службе, быте и войне ЛИЦ рассказывает воин-интернационалист, ныне глава комиссии по вопросам развития культуры, образования и науки Общественной палаты ЛНР, председатель правления республиканской писательской организации Глеб Бобров.

КОМАНДА 280-А

Призвали меня сразу по окончании школы, в последних числах сентября 1982 года, буквально через две недели после 18-летия.

На каждого допризывника в военкомате заводилось личное дело, где был выставлен код, так называемая "команда". На моем стояла команда "280-а". Ассоциации были прямые, но, тем не менее, мы были уверены, что "а" – это заграница – советские контингенты в Чехии, Венгрии, ГДР и так далее, вплоть до Кубы и Монголии. Возможно, эти слухи специально генерировались во избежание эксцессов и попыток новобранцев уклониться от исполнения интернационального долга.

ДАН ПРИКАЗ ЕМУ НА… ВОСТОК

В учебке нас переодели в военную форму, научили наматывать портянки, подшиваться, ходить строем, отдавать честь и вообще ввели в курс дела, попутно объявив, куда именно мы отправляемся служить. Известие нас, конечно, расстроило. Я не решился сообщить об этом моей, на тот момент уже не молодой матери, и написал старшей сестре. Но родные приняли это известие стоически.

Через три-четыре дня нас построили большой колонной и под марш полкового оркестра строем повели на вокзал.

ВОЛШЕБНОЕ СЛОВО "КМБ"

Курсы молодого бойца, в просторечии "КМБ", выпало проходить на полигоне под Термезом - небольшом городке Сурхандарьинской области солнечного Узбекистана. Для понимания: выезжали под легкий морозец и за семь дней приехали в ежедневную жару за 30 градусов. Когда через месяц принимал присягу и выполнил команду "равнение налево" – получил ожог щеки от раскалившейся на солнце эмблемы на петлице.

Попал в первую роту второго батальона - мотострелки. Тут получил свою первую воинскую специальность "стрелок-гранатометчик". Учили на РПГ-7.

Размещались мы в армейских палатках на 40 человек каждая, где был только внешний слой из прорезиненной ткани. Кровати двухъярусные, с матрацами и бельем. Когда стало холодно, начали топить "буржуйки" – по две печки на палатку.

И в жару, и в холод ходили на помывку в полевую баню, размещенную в нескольких палатках у реки. К слову, не самый худший вариант.

ТЯЖЕЛО В УЧЕНИИ – ЛЕГКО В РАБОТЕ

Особо военной подготовкой с нами не занимались. Три раза отстрелялись из автомата, раз пять из гранатомета. А вот тактические выходы, так называемые "марши", давались нам очень тяжело. Выход вечером, с собой вода и оружие без боеприпасов. Пеший поход по пустыне ночью в 40 км. Утром после небольшого отдыха и завтрака начинались занятия: стрельбы из гранатометов, включая сверху вниз - с горы. Потом метание гранат. После обеда и небольшого отдыха пеший переход назад в часть. Всего таких маршей было три.

Все остальное время мы работали – разгружали вагоны, строили, копали и так далее. Но это все ничто по сравнению с уборкой хлопка. Вот где по-настоящему каторжная, проклятая работа.

ВЕРТУШКИ НА КУНДУЗ

17 декабря тяжело груженные "коровы" (транспортный вертолет Ми-6), вылетев из Термеза, взяли курс на афганский Кундуз. Там возле аэродрома располагалась пересылка моего будущего полка и дислоцировалась его авторота, ходившая колоннами по единственной дороге из Кундуза в Файзабад.

Жирная грязь выше щиколотки и решетчатый ящик с горой рыбных консервов возле барака, откуда любой мог взять себе несколько банок – вот первое впечатление от пересылки. Впрочем, застряли мы там ненадолго.

ДОБРЫЙ ВЕЧЕР, АФГАН

Прилетели в 860-й отдельный мотострелковый полк уже ближе к вечеру. Из аэродрома ехали в открытых КамАЗах. Слева – река Кокча, с ощетинившимся орудийными стволами противоположным берегом. Справа - кишлак Кури. У кишлака стоят люди и с нескрываемой ненавистью смотрят на едущих в полк "шурави" (перс. شوروی‎, šouravī — советский).

Нас привезли в часть и завели в ангар столовой. Только начали сверять списки и распределять по подразделениям, когда начался обстрел полка "товарищами" моджахедами, именуемых нами "душманами" и "духами".

"Духи", пытаясь накрыть артсклады и ГСМ, с трех точек обстреливали полк минометным огнем. В ответ наши ударили со всех артстволов и стрелкового вооружения да подняли вертолеты. Такого салюта из трассеров и разрывов я не видел больше нигде и никогда.

ВТОРОЙ "РЕЙДОВЫЙ"

Попал я в легендарный полк, совершивший никем не повторенный в истории высокогорный переход из киргизского города Ош в район города Файзабада - самой северо-восточной афганский провинции Бадахшан.

Меня распределили в третий взвод четвертой роты второго мотострелкового батальона, носившего неофициальное название "рейдового".

Слово "отдельный" в названии говорило о том, что наш полк имел расширенный штат и был ближе к дивизии. В его состав входило три батальона. Первый батальон дислоцировался в старой афганской крепости на восточном направлении в районе кишлака Бахарак - в 40 километрах от Файзабада в сторону пакистанской границы. Батальон контролировал Зардеевское ущелье, долину и ряд других крупных по местным меркам кишлаков. В целом в Бадахшане сходилось три горные системы – Памир, Гиндукуш и Гималаи, там практически везде высокогорье, но район Бахарака выделялся даже на общем фоне.

Однажды мы летели на "восьмерке" и залетели почти к самой Пакистанской границе, и над нами возвышались сияющие льдом пики, в ведь мы летели на высоте в пять километров. Летчики говорили, любой из этих пиков выше самого высокой советской вершины имени Ленина.    

Третий батальон стоял в 100 километрах от полка на западном направлении в районе кишлака Кишим. Причем дислоцировался у реки, в низине и носил ласковое солдатское прозвище "родное кишимское болото". Он прикрывал нашу "дорогу жизни". Именно в Кишим из Кундуза приходили колоны, и именно в Кишим мы приходили эти колонны встречать для сопровождения в полк, а после разгрузки сопровождали обратно и откуда их брали на сопровождение бронегруппы других частей.

Помимо дороги третий батальон держал так называемые "точки" – укрепленные базы в ключевых районах и направлениях. Помимо Бахарака и Кишима на период моей службы в полку насчитывалось восемь "точек". Это был, как правило, окруженный минными полями и окопанный по периметру и по маковку лагерь с одним танковым взводом, несколькими минометами и парой взводов пехоты. Люди жили в бункерах, в отличие от солдат полка, располагавшихся в палаточном городке.

Продолжение следует

***

Ограниченный контингент советских войск (ОКСВА) был введен в Демократическую Республику Афганистан (ДРА) 25 декабря 1979 года. Вывод советских войск из Афганистана начался 15 мая 1988 года в соответствии с заключенными 14 апреля 1988 года Женевскими соглашениями о политическом урегулировании положения вокруг ДРА. За десятилетие афганской войны погибли более 15 тыс. граждан СССР, около 35 тыс. были ранены, сотни оказались в плену. Более 8 тыс. "афганцев" были родом с Луганщины, 162 не вернулись с той войны. Сейчас в ЛНР сейчас живут около 1,5 тыс. воинов-интернационалистов.

Согласно указу главы ЛНР, 15 февраля в Республике отмечается День памяти участников боевых действий, исполнявших боевой долг за пределами Отечества. Выбор этой даты не случаен – 15 февраля 1989 года считается официальной датой завершения вывода Ограниченного контингента советских войск из Афганистана.  

ЛуганскИнформЦентр — 15 февраля — Луганск