Новости

8 марта 2020, 10:00

Воочию

Общество

8 МАРТА. Сотрудница ГП "Луганскгаз": "Люблю свою работу за возможность общения" (ФОТО)

О своей работе, семье, жизни в осажденном Луганске и нынешних увлечениях в Международный женский день ЛИЦ рассказывает контролер абонентского отдела луганского участка государственного предприятия (ГП) "Луганскгаз" Светлана Денисова.

КАРДИНАЛЬНАЯ ПЕРЕМЕНА

– Светлана Ярославовна, как давно вы работаете в системе газового хозяйства?

– С 2008 года. До этого была портной, мне приходилось больше работать не с людьми, а с тканями. Но хотелось живого общения, каких-то изменений. Поэтому кардинально сменила род деятельности. С самого начала и по сей день работала и работаю контролером в абонентском отделе.

Ни единого раза я не пожалела о своем решении. Работу свою очень люблю, потому что каждый день вижу новые лица, бываю на новых объектах. Мы посещаем абонентов, проводим инвентаризацию, снимаем показания счетчиков, обследуем состояние газовых приборов, а если надо – и домостроений, при необходимости замеряем площадь. Словом, работы много.

Интересно то, что когда приходишь на работу, зачастую не знаешь, что тебя ждет сегодня, с кем в этот день сведет судьба. Бывает, в одной квартире встретятся не вполне адекватные люди, а в соседней тебе обрадуются, предложат чай, расскажут о своей жизни. Вот это общение с людьми – самое разное – и привлекает больше всего.

НЕВЕСЕЛЫЙ ОТПУСК

– Во время активных боевых действий летом 2014 года вы оставались в Луганске?

– В июле 2014 года мы все – контролеры – ушли в отпуск, хотя газовое хозяйство не прекращало работу. Аварийные бригады постоянно выезжали по вызовам, потому что после обстрелов все время приходилось что-то где-то ремонтировать.

Почти все мои коллеги-контролеры вынуждены были уехать из Луганска, оставались я и еще одна наша сотрудница, живущая на востоке. Мы с мужем не могли никуда уехать – на руках была пожилая свекровь, которая практически не ходила, за ней надо было ухаживать. Два года назад она, к сожалению, умерла, но все ужасы войны благополучно пережила.

Мы живем в квартале Южном, поэтому в полной мере испытали все "прелести" бомбежек и обстрелов. В подъезде нашего девятиэтажного дома тогда оставались всего четыре семьи, притом, что в нем 36 квартир.

Особенно запомнилась встреча с коллегами в тот период. Однажды снаряд попал в газовую трубу, которая находилась прямо возле нашего подъезда. Образовалась пробоина, пошел газ. Мой муж, не будучи слесарем, максимально быстро на вводе отключил газ во всем доме. А фактически, даже в трех, потому что наш дом состоит из трех секций.

Некоторое время мы оставались без газа, так как нужно было каким-то образом сообщить, что у нас было попадание, вызвать бригаду, а связь уже не работала. Когда это удалось, наши ребята быстро приехали. Мы очень друг другу обрадовались, хотя и встретились по такому печальному поводу. Аварийщики заварили дыру, и газоснабжение возобновилось. Помню, тогда мы очень радовались, что в нашем доме газовые, а не электрические печи, потому что света в Луганске уже не было ни у кого. Мы привыкли без него обходиться: радио работало на батарейках, во дворе собирались все оставшиеся в городе соседи, слушали новости, обсуждали.  

Так что, в общем, у нас была еще не самая сложная ситуация. Очень помогало то, что в квартале Южном есть бювет: ополченцы привозили генераторы, и мы практически всегда были с водой. Даже если генераторы не работали, раз в день в наш район привозили цистерну с водой.

Хотя, конечно же, бывало очень страшно. В августе, после очередного прилета один из подъездов нашего дома выгорел практически полностью – со второго по восьмой этаж. Снаряды попали в квартиры третьего и восьмого этажей, а потом начался пожар – и почти ничего не осталось. Мы все это с балкона видели, до сих пор вспоминать боюсь. Сейчас эти квартиры, к счастью, уже восстановили.

СЛИШКОМ ДОРОГОЙ ВИНОГРАД

– А из ваших родных никто тем страшным летом не пострадал?

– Увы, беда не обошла и нашу семью. В 2014 году мой отец получил тяжелое ранение. Это случилось, когда он поехал на нашу дачу, которая находится как раз у линии соприкосновения, в районе памятника князю Игорю. В августе как раз поспел виноград, и папа поехал за ним – на даче были элитные сорта, и ему не хотелось, чтобы кто-нибудь уничтожил результаты наших общих усилий. Папа уже собрал урожай и пошел на остановку – тогда еще ездили маршрутки. Ожидая, отошел в сторону покурить, чтобы людям не мешать. И это, как ни парадоксально, спасло ему жизнь. Прямо на остановку прилетел снаряд, стоявшие там мужчина и женщина мгновенно погибли. Отец отделался тяжелым ранением в предплечье. А наша собака, которая его всегда провожала, а потом возвращалась обратно на дачу, тоже погибла. Такая вот судьба.

Мне сразу об этом происшествии не сообщили, потому что родители живут в квартале Молодежном, а я – в другом районе, на юге Луганска. И ехать через весь город, чтобы сообщить о том, что папа ранен, тогда было опасно. Уже позже я узнала, что трое суток мама с братом вообще не понимали, жив ли отец. Начали искать, брат на велосипеде поехал на конечную остановку маршруток в квартале 50 лет Октября, чтобы расспросить водителей. Ему рассказали, что у памятника были трупы, все находившиеся на остановке убиты. Брат и мама – в шоке, начали искать отца по моргам, все объездили, но нигде не нашли. Потом поехали на блокпост к ополченцам в надежде, что те что-то расскажут. И они сообщили, что папа выжил, его отвезли в республиканскую больницу.

В больницу маму с братом еще сутки не пускали, в районе Острой Могилы ведь шли страшные бои, и проехать было нельзя. Потом их все-таки пропустили – на собственный страх и риск. К тому времени с момента трагедии прошло уже трое суток. Медики подтвердили, что отец жив, его прооперировали. Потом была еще одна операция, долгий восстановительный период. Сейчас рука у папы двигается, но чувствительность трех пальцев не восстановилась, они онемели.    

ПОБЕДНАЯ ВСТРЕЧА

– Связь с коллегами летом 2014-го была потеряна?

– Мы очень старались ее не терять. Заряжали телефоны в магазинах, искали места, где пробивалась мобильная связь, пытались друг другу дозвониться. Говорили какие-то слова поддержки, узнавали, кто где находится, сообщали, что живы и надеемся на встречу. Мы очень ждали, когда все остальные вернутся домой.

И это случилось. Работать мы начали уже в сентябре. Помню, встретились, как будто в День Победы в 1945-м. Были счастливы, что все остались живы и здоровы, обнимались, плакали. Кто-то похудел, кто-то побледнел, но мы понимали, что пережили весь этот кошмар без потерь.

Когда начали работать, посещали абонентов, живущих недалеко от наших домов, потому что в сентябре передвигаться по городу было еще проблематично. Первые месяцы, когда я видела разрушенные дома, сожженные квартиры, конечно, сердце сжималось. И люди, когда встречали, естественно, жаловались на то, что пришлось пережить. В этом плане морально было очень тяжело, жалко было всех, каждого из земляков.

И все-таки это было уже возрождение, хотя многие абоненты к тому времени еще не вернулись в Луганск, подъезды стояли полупустые. Но в тех квартирах, где были жильцы, нам очень радовались. Мы представлялись: "Луганскгаз!", и у нас даже удостоверения не смотрели. Люди были счастливы нас видеть, ведь если мы начали работать – значит, жизнь налаживается. Так что мы были первыми ласточками возвращения к мирной жизни.

Занимались своим привычным делом: обследовали газовые приборы, оценивали состояние счетчиков, если находили какие-то нарушения, естественно, сообщали об этом, перекрывали краны, пломбировали. Кроме того, люди очень интересовались, какие тарифы, какая у них задолженность. Разъясняли все это абонентам, и они были очень благодарны, потому что не знали, где и как платить.

Важно было и другое: в ситуации, когда многие уехали, мы объясняли, как отключить газоснабжение, если в квартире или доме никто не проживает, чтобы не создавать аварийные ситуации и не накапливать долги. Это была очень нужная людям информация.

ВСЕГДА ВМЕСТЕ  

– Сейчас состав вашего коллектива изменился?

– Незначительно. В нашем абонентском отделе работают более 20 человек. До 2014 года коллектив у нас был, в основном, женский, а после войны в нем стали появляться и мужчины.

– Живете дружно?

– Конечно, всегда друг другу помогаем, что-то подсказываем, всячески поддерживаем. Вместе отмечаем праздники, ходим друг к другу в гости. А если у кого-то беда, мы тоже рядом.

Вообще живем мы очень активно. Участвуем в спартакиадах, играх КВН, разнообразных соревнованиях. Наши девчонки даже заняли первое место в состязаниях по плаванию, а ребята несколько раз становились призерами в шахматных турнирах. Так что не скучаем.

Очень важно, что, помимо любимой работы, мы обеспечены и социальными гарантиями. Нам всегда вовремя выплачивают зарплату, аванс и отпускные, оплачивают больничные листы, предлагают путевки в санатории и пансионаты, которые частично оплачивает профсоюз. Забота руководства предприятия чувствуется постоянно – и это очень приятно.  

– Чем вы любите заниматься в свободное время?

– После событий 2014 года я увлеклась вышивкой, и тоже благодаря общению со своими абонентами. Как-то увидела у одной пожилой женщины ее вышитые картины. Она рассказала, что увлеклась этим в печальных обстоятельствах – муж умер, началась страшная депрессия, и вышивание помогло ее пережить. Так и появилось хобби.

Услышав эту историю, я тоже начала вышивать и теперь делаю это постоянно, когда есть свободная минутка. Очень помогает расслабиться после насыщенного дня, а если грустно – поднять настроение.

– Что хотелось бы пожелать коллегам и всем жительницам Республики 8 Марта?

– Главное – здоровья. Конечно же, мирного неба, любви близких, взаимопонимания с ними. И пусть у каждой из вас обязательно исполнится самая заветная мечта. С праздником!

ЛуганскИнформЦентр — 08 марта — Луганск