Новости

Пять лет ЛНР. Замглавврача ЛРКБ Адель Касёнкин: "Несмотря на трудности, свою задачу мы выполнили"

О военных испытаниях, врачебных буднях и планах на будущее в рамках проекта "ЛНР 5 лет: с Республикой в сердце" ЛИЦ рассказывает заместитель главного врача Луганской республиканской клинической больницы (ЛРКБ) по медицинской работе Адель Касёнкин.

ОТ САНИТАРА ДО ВРАЧА

Вырос я в Константиновке Донецкой области. После того, как в 2003 году окончил школу, поступил в медицинский университет в Луганске. Вот с 2003 года постоянно живу и работаю в Луганске.

Параллельно с учебой работал в приемном отделении областной больницы – с 2004 года санитаром, а потом медбратом. После окончания университета в 2009-м по распределению интернатуру проходил в родильном отделении бывшей областной, а ныне республиканской больницы. Так по сей день и работаю здесь врачом перинатального центра.

ПЕРЕЛОМНЫЙ АВИАУДАР

В медицинской среде меня воспитали как аполитичного человека, поэтому события 2014 года – майдан и государственный переворот – мы встретили на рабочем месте. Как-то вообще не касались всего этого: мы ходили на работу, у нас были пятиминутки, обходы, палаты и самое главное – наши пациенты, роды, операции и заботы о новорожденных. То есть вообще никак с этими событиями я связан не был. Я вообще далек от политики, и обо всех новых политических веяниях узнавал из новостей или от приезжавших в больницу друзей.

Если информация о произошедшем 2 мая в Одессе достаточно сильно затронула, но все же не потрясла, то 2 июня как раз стало днем настоящего потрясения. Как сейчас помню, встретил я этот день в родильном зале. Мы в это самое время принимали роды у молодой женщины, работавшей в областной администрации. Она потом рассказывала, что её рабочее место находилось или в том самом кабинете, или в соседнем, куда пришелся авиаудар. Её звали Марина, роды прошли нормально, мальчику пять лет будет в этом году. И после этих событий уже стало ясно, что добром это все не закончится.

ЛЕТО ЧЕТЫРНАДЦАТОГО

Летом 2014 года мы работали в крайне экстремальных условиях. Кроме того, нас было очень мало. Уже функционировал перинатальный центр нашей больницы, открытый в августе 2013-го. И вот как раз первый год его работы мы встречали в условиях активных боевых действий. Нас было крайне мало – мало сестер, мало врачей.

Работали мы без света и без централизованной воды – её привозили в цистернах. Рядом шли сильные бои, в том числе и в районе аэропорта. На территорию больницы прилетало постоянно. Были попадания возле общежития медицинских работников. В середине июля прилетело совсем рядышком – в конноспортивную школу, погибла тренер Юлия Кокошкина, погибли лошади. Раненого парня с того обстрела к нам привезти успели, а девушка-тренер на месте погибла. Это все рядом – в двух шагах, буквально.

ВОЕННЫЕ РОДЫ

Тем военным летом мы дислоцировались следующим образом: послеродовые женщины и родившиеся дети находились у нас в родильном отделении, а беременные лежали в основном корпусе больницы – в урологии на четвертом этаже.

Роды мы принимали в операционном блоке, он там частично был электрифицирован – работали генераторы, и хотя бы на сам момент принятия родов у нас был свет.

С водой были особые проблемы. Понятное дело, что помимо питьевой, вода нам нужна была и для проведения текущих уборок. Если неделю не убирать, то все запылится и тяжело будет потом навести порядок.

Из наиболее запоминающихся случаев помню беременную женщину с ранением в брюшную полость и мертвым ребёнком на руках. Она уже на позднем сроке беременности попала под обстрел и получила осколочную минно-взрывную травму в область брюшной полости – в брюшную стенку. И вот она приезжает к нам и на руках приносит взрослого ребенка. Там тоже была минно-взрывная травма, но с ранением черепа – несовместимая с жизнью травма. И она раненная принесла нам этого ребенка. Я хорошо помню эту женщину. При всем ужасе той ситуации её внутриутробный плод однако не был задет. Уже осенью у неё прошли благополучные роды, при том, что она сама рожала, без кесарева (сечения).

ВЫПОЛНИТЬ СВОЮ ЗАДАЧУ

В те дни жили мы в отделении. Дома света нет, воды нет. И вообще, что делать врачу дома в дни войны?

Готовили чаще всего на костре во дворе больницы. Кашеварили по очереди или все вместе по вечерам. Поначалу готовили за магазином, чтобы не на территории больницы, а уже потом стало понятно, что можно и поближе готовить. Иногда готовили в мультиварке в отделении неотложной помощи, там был свет, поэтому иногда просились туда.

Поскольку в больнице остались единицы врачей, то неотложную помощь приходилось оказывать всем докторам. Чаще всего помогали торакальному хирургу, здесь был Владимир Васильевич Валуйский и Дмитрий Александрович Филатов – он нынче заведующий. Также помогали и травматологам, и хирургам – переливали кровь, ассистировали в операционной. Своя работа – своя работа, но помогать надо было.

Знания, полученные в университете, пригодились, например, как сделать разрез на грудной клетке, которой я не касался с того момента, как закончил университет. В приемном отделении тоже оказывали неотложную помощь и ополченцам, и гражданским. Помогать приходилось всем врачам, вне зависимости от собственной специализации.   

Что касается раненых бойцов, то больница наша очень большую работу проделала и по сортировке, и по оказанию помощи. И хотя было немало летальных исходов, благополучных было в разы больше.

Когда стоишь в операционной, а окна дрожат от мин, которые рядом ложатся, вокруг больницы – это тяжело. И хотя нас было мало, но мы были одной большой дружной семьей и, невзирая на все трудности, свою задачу мы выполнили.

ДЕНЬ СЕГОДНЯШНИЙ

Свет появился в начале октября. Я сидел, ел, даже не понял, что произошло, когда надо мной загорелась лампочка. Мы все радостно встретили этот момент. Потихоньку начал возвращаться народ, врачи. Работать стало проще, можно было пойти домой и переночевать не на работе, а дома.

Сегодня, конечно, все иначе. Возросло количество беременных, увеличивается число родов, женщины рожают даже в такое сложное военное время. Мы ездим на конференции, симпозиумы, круглые столы в Российскую Федерацию, постоянно повышаем свой уровень профессиональных знаний.

Из года в год благодаря содействию администрации, гуманитарным поставкам из России мы получаем новое оборудование для новорожденных, и для беременных. Так, в рамках гуманитарных программ мы получили новый аппарат УЗИ, оборудование для реанимации новорожденных, дыхательную и наркозно-дыхательную аппаратуру, кувезы. Сегодня мы обеспечены на достаточном уровне.

НАСТРОЙ НА РАЗВИТИЕ

В первую очередь, нужно надеяться на лучшее. Все работники больницы настроены на её дальнейшее развитие. У нас заметно идет прирост высокотехнологической малоинвазивной помощи, врачи учатся, стремятся получать новые знания. Активно развиваются и гинекология, и травматология, микрохирургия, кардиохирургия, нейрохирургия. Больница идет вперед. Понятно, что до сих пор есть кадровые вопросы – дефицит кадров среднего персонала, в некоторых случаях и дефицит врачебного персонала. Но те, кто сейчас есть, они стремятся, работают над тем, чтобы стать лучше. Весь наш настрой на рост и развитие.

ЛуганскИнформЦентр — 02 апреля — Луганск