Новости

1 марта 2016, 18:53

Воочию

Освобожденные пленницы рассказали о методах "выбивания" показаний украинскими спесцлужбами

Освобожденные пленницы рассказали о методах "выбивания" показаний украинскими спесцлужбами

Киевские применяют пытки и другие жестокие методы для "выбивания" показаний мирных жителей, задержанных по обвинению в измене родине и пособничестве терроризму. Об этом рассказали женщины, освобожденные 26 февраля из украинского плена.

Напомним, что 26 февраля 2016 года в районе населенного пункта Счастье на линии разграничения состоялся обмен пленными по формуле "3 на 6": Украина передала четырех женщин и двух мужчин, ЛНР - трех мужчин. При этом, как заявила представитель ЛНР в рабочей подгруппе по гуманитарным вопросам и обмену пленными Контактной группы Ольга Кобцева, Киев вновь нарушил достигнутые в Минске договоренности. В частности, "был нарушен списочный состав", и обмен происходил по формуле "3 на 6", а не "4 на 8", как было договорено. Кобцева подчеркнула, что "эти изменения внесла украинская сторона, причем в последний момент".

"Меня арестовала СБУ за "пособничество террористической организации" - так мне предъявили (обвинения - примечание ЛИЦ). С обыском пришли ко мне и забрали", - рассказала побывавшая в плену Ирина Моисеенко.

"В СБУ нож приставляли, предлагали выстрелить в себя, "на яму" в "Айдар" угрожали отвезти. Двое суток держали в изоляторе временного содержания (ИВС) без доступа адвоката и родных, не кормили. Спала на досточке двое суток. Хотели, чтобы я говорила только то, что им выгодно", - добавила она.

Каша с червяками и борщ, смердящий дохлятиной, - это обычное и неизменное меню следственного изолятора (СИЗО), куда ее после перевезли.

Алену Уварову также задержали вооруженные люди, обвинив в пособничестве терроризму, и прежде, чем оказаться на допросах в СБУ, ей пришлось побывать в подвале неизвестного частного дома.

На допросах к ней применяли различные формы физического и психологического воздействия, заставляя признаться в несуществующих преступлениях.

"Угрожали, что отвезут на блокпост, выкинут на минное поле, привезут дочку - вот такое психологическое давление оказывали. Понимая, что мой ребенок находится на украинской территории, что мне было сказано говорить, я говорила", - рассказала Уварова.

После избрания меры пресечения ее отправили в Харьковский СИЗО, где поместили в одну камеру с уголовниками.

"Там полная антисанитария, камеры на 16 человек - ты сидишь и с наркоманами, и с убийцами, и с ворами. Кормежка отвратительная. Подлива, которую они дают, - это туалетная бумага, размоченная в какой-то жиже. Если тебе не передают посылки, то там невозможно питаться", - с ужасом вспоминает она.

"Измена родине" - именно эту, печально известную 111 статью уголовного кодекса Украины пытались вменить всем освобожденным женщинам, заставляя подписать признания в вымышленных преступлениях - шпионаже, передаче секретных документов и информации военослужащим ЛНР и ДНР.

"Обвинили по статье 111 - "Измена родине". Отвезли в Северодонецк, не давали ни пить, ни есть, ни в туалет сходить. В СБУ показывали видео, как они пытают людей, угрожали арестовать семью. Заставили записать видео с текстом, подготовленным сотрудниками СБУ", - рассказала, в свою очередь, Елена Тищенко, описав привычный для работников СБУ сценарий психологической обработки задержанных.

После нескольких дней допросов с пристрастием их обвиняли в измене родине и пособничестве террористам. По каждой из этих статей обвиняемым грозило лишение свободы на срок от восьми до 15 лет. Женщины были переведены в Харьковское СИЗО, где в условиях полной антисанитарии и постоянных репрессий провели полгода.

"Таким образом Киев в очередной раз нарушил положения Женевской Конвенции на право сохранения жизни, уважения достоинства, личных прав и убеждений военнопленных, тем самым продемонстрировав истинное отношение своего государства к конфликту на Донбассе и своё нежелание вести диалог в рамках достигнутых Минских соглашений", - прокомментировали методы работы сотрудников СБУ в Министерстве госбезопасности ЛНР.

ЛуганскИнформЦентр — 01 марта — Луганск