Новости

2 июня 2018, 19:00

Воочию

Авиаудар по ЛОГА. Экс-начальник пресс-службы ополчения: "Это было преднамеренное убийство"

В четвертую годовщину авиационного удара ВСУ по зданию Луганской областной государственной администрации (ЛОГА) ЛИЦ публикует воспоминания очевидцев того трагического события, унесшего жизни восьми человек.

Рассказывает экс-начальник пресс-службы Армии Юго-Востока, затем главы Луганской Народной Республики, а ныне член исполкома Луганского футбольного союза, ответственный за выпуск газеты "Футбол по-Лугански" Владимир Иногородский.

Уже да - был первый бой под Рубежным (в конце мая 2014 года), но это было далеко от Луганска. Еще и Счастье было наше, и Станица, и мы не думали, что в город придет беда. Но она пришла 2 числа (июня). А потом пошло одно за другим – и там, и там, и там… Начали входить в активную фазу войны. Фактически, мы считаем, что 2 июня – та точка невозврата, когда мы поняли, что нас будут убивать. Так оно и получилось.

О том, что малой кровью не обойдется, мы поняли еще утром, когда самолеты заходили на погранзаставу. Первые потери в этой войне – они были на погранзаставе. До этого, когда мы брали воинские части, там не было потерь. Мы договаривались с военными, все разбегались без сопротивления.  А погранзастава дала бой, и бой с самолетами. Но утром я видел эти самолеты – Су-27 - на внешних подвесках у них боеприпасов не было, они отработали как разведчики. Надо сказать, что это был не первый самолет над городом, самолеты летали над Луганском, начиная с 6 апреля, как взяли СБУ – все время пара Су-27-х летали в небе. К ним люди привыкли и махали им рукой.  

Тут же были Су-25 - а это уже штурмовая авиация. Так как я по образованию инженер-электромеханик по вооружению летательных аппаратов, окончил Тамбовское высшее военное авиационное инженерное училище, я прекрасно понимал, что это такое. Ощущение было такое, очень неприятное.

Где-то в 14.45 мне позвонил Алексей Бондаренко, он отвечал тогда за все блокпосты. Он мне звонит и говорит: спустись, пожалуйста, вниз, турок привезли. Смешная ситуация. Турецкие журналисты, хотели попасть в Донецк, а донецкий аэропорт уже не принимал, уже там боевые действия были. И они доехали из Харькова перекладными машинами до Счастья, в Счастье наши стояли. Их задержали и привезли к нам. Мы подошли к правому шарику (фасадная композиция у Дома правительства ЛНР), я взял у них документы, пытаюсь на непонятном английском выяснить, что им надо… И в этот момент прозвучал взрыв. По волосам прошла взрывная волна, я отдал им документы, и они убежали, оставили только чемоданы…

Проходивший мимо парень получил осколочное ранение в руку – так, цепануло немного. Я его посадил возле стены банка. Рядом были парень с девчонкой, я их попросил позвонить в скорую, а сам побежал обратно к зданию облгосадминистрации, подхожу, а там уже… то, что вы все видели на видео.

Во время удара на детской площадке было много детей, осколки просто мимо прошли и чудом никого не задели. И в парке много людей было, в том числе и депутаты – перенесли заседание, которое должно было быть, назначили на 15.00, кто-то оставался еще внутри здания, кто-то в парке был, кто-то уже успел отъехать.

Кто-то говорит, что на входе, в холле, тоже раненые. Там было не менее семи человек - шесть охранников и одна девчонка, посекло их сильно. Одному перебило кость на ноге. Мы начали их перевязывать, начали искать первого тогда министра здравоохранения ЛНР Наталью Архипову. Начали звать: Наташа, Наташа – нет Наташи. А она, оказывается, лежала уже убитая. У нее первого числа день рождения, по-моему, был.

Индивидуальные перевязочные пакеты у нас уже были, жгуты, обезболивающие, мы начали перевязывать. Запомнилась мне девчонка лет 25-30: серая футболка, джинсы, кроссовки, короткая стрижка, русые волосы. Вся в пыли от штукатурки, ни одной царапинки, лишь маленькая дырочка на джинсах и крови чуть-чуть. Лежит – глаза в потолок, ни звука не издает, живая, не живая - не понятно. Парень лежит, говорит, несите девушку, я потерплю. Принесли одеяло, начали в скорую ее грузить. Кто-то поднял за ноги, я взял ее за плечи, а там – как будто желе… оказывается, у нее не было спины. Я не знаю, выжила она или нет. Честное слово, мне тяжело это вспоминать…  я даже не знаю ее фамилии.

Первые журналисты, которые вошли на второй этаж в тот кабинет, куда это прилетело, – это были те ребята, которые погибли на Металлисте (17 июня 2014 года) – журналисты ВГТРК Игорь Корнелюк и Антон Волошин. Я их первыми туда завел с разрешения вышестоящего руководства. Саперы еще не отработали помещение на наличие неразорвавшихся боеприпасов, они аккуратно поснимали, записали не с первого дубля – их тоже трясло.

Снарядом было выбито окно, часть стены, и внутри от разрыва все выгорело. В кабинете, к счастью, никого не было. И кондиционера там не было - ни снаружи, ни внутри. Есть фото до авиаудара, где видно, что на стене нет сплит-систем! Вы помните, что в первые дни Украина выдвигала нелепые оправдания. То снаряд навелся на тепло кондиционера, то в здание стреляли свои из ПЗРК…

И вот, когда у тебя руки в чужой крови, и ты еще не вышел из состояния аффекта, спасаешь, грузишь людей в скорую, и тебе звонит представитель ОБСЕ и начинает тебе рассказывать про кондиционеры…. Я чуть за малым его матом не послал. И ПЗРК, нужно же понимать, не оставляет следов по пути движения, она попадает в объект – и все. А здесь была дорожка от 30-мм авиационной пушки и от кассетных боеприпасов! При этом телецентр был еще под контролем украинских руководителей, и они транслировали, тут же, рядом, телеканалы, которые утверждали, что мы сепаратисты и террористы. Мы пытались убедить их выключить вещание украинских каналов, но они не слушали. Шла сильная пропаганда против нас. Впоследствии, пришлось брать и ЛКТ, и телецентр, но это было позже.

Вы знаете, они ведь не попали туда, куда хотели. Там получилось как: это же был второй заход Су-27, и Су-25. 27-й шел как разведчик, а 25-й как штурмовик. Я, честно говоря, не видел первый заход, я еще был в здании, как мне рассказали, они развернулись возле гостиницы "Луганск". А потом второй заход сделали, - я уже видел - и у них ровно не получилось, потому что летчик 25-го неправильно развернул самолет и чуть не зацепил антенны гостиницы. Поэтому ему пришлось сделать больший разворот, и он пошел не ровно на здание, а под углом, поэтому он попал в край здания. А если бы он попал в серединку – то как раз в кабинет Болотова бы попал.

А потом в парке нашли маячок, я его лично видел. То есть самолет заходил по маячку. Поэтому это преднамеренное убийство!

Мне просто интересно, что за человек сидел за штурвалом, посмотреть ему в глаза…. Я знаю, были ребята в Украине, которые специально боеприпасы в поле скидывали, чтоб не стрелять по мирным жителям. Я думаю, что это достойные люди, которые понимали, что это не враг, а обычные гражданские люди. Вспомним Кондрашевку 2 июля 2014-го – ну какие военные объекты в Кондрашевке? Это чистое преднамеренное убийство! У них второе число – 2 мая, 2 июня, 2 июля… Мы думали, 2 августа что-то будет – нет, пронесло, но началась блокада Луганска.

Прошло четыре года, а в памяти – как будто это вчера было, та же боль.

***

Штурмовик Су-25 украинских ВВС 2 июня 2014 года около 15.00 нанес удар по Луганской областной государственной администрации, предположительно, 80-миллиметровыми неуправляемыми авиационными ракетами С-8 и обстрелял здание из авиационных пушек калибра 30 мм. В самом центре города под обстрел попали здание Луганской ОГА, автостоянка перед ним и сквер имени Героев Великой Отечественной войны. Погибли восемь человек – трое мужчин и пять женщин. Осколочные ранения получили около 30 человек, некоторые из них были доставлены в больницы в тяжелом состоянии.

Среди погибших – занимавшая тогда пост министра здравоохранения ЛНР Наталья Архипова и Александр Гизай, являвшийся руководителем военно-патриотического объединения "Каскад", ветеран-афганец, один из опытнейших поисковиков Украины, историк и общественный деятель.

В отчете ОБСЕ за 2 июня 2014 года о трагических событиях говорилось довольно сдержано: "Вскоре после 15.00 ракеты поразили захваченное здание региональной администрации. На основании наблюдений представителей СММ, которые располагали неполными данными, удар был нанесен с использованием неуправляемых ракет, выпущенных с самолета. Количество жертв не установлено".

В официальном сообщении минобороны Украины, опубликованном вечером того же дня, говорится, что 2 июня по окраинам Луганска "работала армейская авиация и авиация Воздушных Сил ВС Украины". По данным министерства, около полудня удары по позициям луганского ополчения наносили штурмовики Су-25. Киевские силовики утверждали, что самолеты уничтожили два блокпоста "и удачно выполнили боевую задачу". После 15 часов, сообщало Минобороны, "работали вертолеты под прикрытием истребителей МиГ-29". "В результате профессиональных действий авиаторов ВС Украины три объекта боевиков уничтожены", - заявили тогда в ведомстве.

Позднее спикер "АТО" Владислав Селезнев утверждал, что ВС Украины не наносили удара по зданию Луганской ОГА. При этом подконтрольные Киеву СМИ стали распространять не выдерживающую никакой критики версию о том, что ополченцы ЛНР стреляли по самолету ВСУ из переносного зенитно-ракетного комплекса, однако ракета навелась на тепло кондиционера, находившегося на стене здания ЛОГА.

ЛуганскИнформЦентр публикует видеозаписи, которые доказывают, что пуск ракет по зданию ОГА был произведен с летательного аппарата.  

ЛуганскИнформЦентр — 02 июня — Луганск