Мнения

18 марта 2018, 07:05

Воочию

Журналист Алексей Вакуленко: "Крымчане сознают, что были спасены от адского пламени гражданской войны"

В дни празднования четвертой годовщины Крымской весны о происходившем на полуострове и прямой взаимосвязи этих процессов с событиями в Донбассе ЛИЦ рассказывает непосредственный участник Русской весны Алексей Вакуленко – журналист работавший в 2014-2015 годах как в Крыму, так и в Луганске.

- Где и как вы встретили события Крымской весны?

- Как ни странно, именно в первый день весны, 1 марта 2014 года, я находился в Симферополе, где работал в одном еженедельнике, откуда, кстати, днем ранее не совсем вежливо, но весьма спешно ретировался. Без объяснения причин. Позже мне водитель издания позвонил и рассказал, как директор предприятия (житель Киева, блестящий менеджер, надо сказать) на собрании сообщил сотрудникам: что может грозить гражданам Украины за сепаратизм. Вежливо выслушав водителя, я, оставаясь убежденным в правоте своих действий, пожелал в сердцах и ему, и директору, и еще одному корреспонденту издания успехов в жизни за пределами Крыма. Все они и вправду до конца весны уехали в Киев. Так что с 1 марта я вовсю занимался своей профессиональной деятельностью в составе общественного объединения "Крымский фронт". Задачей нашего интернет-ресурса, представлявшего собой тогда нечто наподобие информагентства, было пробивать информационную блокаду, рассказывать правду о происходящем в Крыму как можно большому количеству людей. По большому счету, до сих пор продолжаю заниматься такой по-своему просветительской деятельностью.

- Каковы, на ваш взгляд, основные причины начала и развития этих событий?

- Причина – та же самая, опираясь на которую в свое время депутаты Верховного Совета УССР провозгласили независимость Украины: "смертельная опасность". Именно этим фактором обосновывали отцы-основатели "незалежной" принятие исторической декларации в августе 1991-го. Если быть точным, то они еще ссылались на государственный переворот в Москве. Но, как мы помним, после выступления ГКЧП первый и единственный президент СССР Михаил Горбачев благополучно вернулся в Москву, где, оставаясь уже символическим руководителем страны, досидел до бесславного декабря, фактически став могильщиком Союза.

То, что творилось с января 2014-го на Майдане, с жертвами как со стороны как называемых "митингующих", так и со стороны сотрудников спецподразделения "Беркут", было более чем наглядным примером самой настоящей смертельной опасности. И вопреки якобы достигнутым договоренностям с президентом Украины при поручительстве глав внешнеполитических ведомств трех европейских стран лидеры Майдана отказались от их соблюдения и фактически дали зеленый свет радикалам. Последние уже было раскатали губу на то, чтобы расправиться с президентом страны, но, к их несчастью, как мы теперь уже знаем, Виктора Януковича от неминуемой, пожалуй, гибели на Украине спас российский лидер Владимир Путин. Он об этом достаточно подробно рассказывает в фильме Андрея Кондрашова "Крым. Путь домой".

- И что было дальше?

- После 22 февраля крымчане уже понимали, что в Киеве произошел государственный переворот. 23 февраля, в День защитника Отечества, в Симферополе состоялось прощание с крымскими бойцами "Беркута", погибшими на Майдане. В тот же день в Симферополе и ряде городов Республики началась запись в народное ополчение. По сути, Крымская весна началась 23 февраля. Кстати, у меня есть даже посвященный этому маленький рассказ: "Когда весна придет, не знаю…" — этой зимой старая добрая песня звучала тревожно… Запись прервалась. Из колонок донеслось: "Первая рота, стройся!" Тут же организованные роты самообороны выстраивались перед парламентом Республики. В 2014-м День защитника Отечества Крым впервые отмечал во всеоружии народного единства, готовясь к неизбежной, казалось, бойне… Никто не знал, что весна уже пришла". Никакого вымысла, все именно так и было. Беспорядки 26 февраля, когда сторонники теперь уже запрещенного в России "Меджлиса крымско-татарского народа" перед зданием крымского парламента без конца и без края выкрикивали бандеровские лозунги и грозились находившимся там же пророссийски настроенным крымчанам скорой резней. Это был Рубикон. Сегодня о том событии напоминает памятная доска на здании парламента, где указано, что у этих стен 26 февраля погибли два человека, хотя по неофициальным данным, жертв было больше.

- То есть вариантов не было?

- Да, госпереворот в Киеве и всамделишная смертельная угроза не оставили крымчанам иного выбора. Не могло быть и речи о том, чтобы оставаться в составе государства, которое позволит натовцам устроить в Севастополе военную базу, поставит на колени крымчан, пересажает или уничтожит пророссийских активистов и так далее. Очень многие мои знакомые с нетерпением ожидали окончания Олимпиады и действий Путина в отношении полуострова из-за катастрофической ситуации в Киеве. Простые люди с удивительной верой повторяли: "Он не может нас бросить". Так и получилось. Ранним утром 27 февраля произошло долгожданное чудо, когда над зданием крымского правительства и парламента зареяли флаги России, которые там реют до сих пор. И будут реять всегда.

- Насколько Украина была близка к тотальной украинизации Крыма по современным лекалам, наблюдаемым ныне на материке? Давно ли она готовилась? Как велась работа с молодежью, татарской диаспорой?

- Начну издалека. В середине февраля, до победы Майдана, я по служебной необходимости присутствовал на симферопольском майдане. Количество людей, собравшихся на площади имени Ленина, памятник которому у них, разумеется, руки чесались снести к такой-то матери, мне напомнило фразу отца, которую я помнил еще с детства: "жопкин хор". От силы набиралась сотня. Притом, что среди участников я увидел подругу студенческих лет из Феодосии, одну весьма юную коллегу из Ялты, то есть со всего Крыма съехались эти товарищи, которые нам не товарищи. Даже трудившийся тогда в Москве, насколько мне известно, мой сокурсник Паша Казарин, ныне известный киевский пропагандист, пишущий пустые велеречивые тексты о том, что российский Крым обречен и все в таком духе, и тот примчался из Первопрестольной в город детства. То есть ребята старались, но, как в сказке про репку, вытянуть мероприятия не могли. Разве что горлопан и украинский националист Леонид Пилунский из последних сил старался вытянуть столь немалочисленное мероприятие, желая всем противникам Майдана – цитирую дословно - "повсыратысь". Именно это, образно говоря, и произошло с его единомышленниками во время Крымской весны.

А насколько была близка Украина? Пожалуй, да. В Таврическом национальном университете (ныне Таврическая академия Крымского федерального университета имени Вернадского – примечание ЛИЦ) украинский язык на моем курсе преподавала красивая пышногрудая молодая женщина. На первом занятии нас, будущих русистов, учителей русского языка и литературы, эта милая дама предупредила: мол, я приехала в Крым из Львова, вы должны понимать, что изучаете иностранный язык и обязаны владеть "державною мовою" и только "нею спілкуватися" в общении со мной. Спрашивается, зачем необходимо было об этом говорить?! Думаю, нетрудно догадаться. Я сдал экзамен этой преподавательнице на "отлично", кстати. Разумеется, никто из нас никакой иностранный язык не изучал, а изучал свой родной русский язык, на котором мыслил и видел сны. И никакие барышни из Львова нам не были указом, как бы им того ни хотелось. Позже в программе был предмет "Деловой украинский язык". Его преподавала женщина в возрасте, весьма близком к пенсионному, скажем так. Ее семестр выпал аккурат на осень 2004 года – время первого Майдана. Каждое занятие превращалось в подобие политинформации, где вместо того, чтобы на мове рассказывать нам о правилах, с которыми мы уже познакомились в курсе русского делового языка, преподавательница разве что не говорила, что мы изучаем язык оккупанта. Но была очень близка к этому. В отличие от сокурсников я в дискуссии с ней не вступал, что, впрочем, меня не уберегло от отметки "добре" (хорошо) при исчерпывающем ответе и верно выполненном задании на экзамене. Мою скромную просьбу объяснить, почему не "відмінно" (отлично), а я учился на отлично и в итоге окончил университет с красным дипломом, эта мадам проигнорировала. Ну, да Бог ей судья. Так что люди с тризубом головного мозга, несмотря на свою малочисленность, в Крыму, тем не менее, встречались.

- Одна из версий гласит, что почти за четверть века существования "незалежности" украинским властям удалось вырастить "свидомое" поколение. Почему так произошло?

- Отвечу кратко, повторив тезис, который неоднократно озвучивали многие российские политологи и историки: так произошло из-за того, что работа России в части гуманитарной поддержки соотечественников на Украине была, мягко говоря, неудовлетворительной. Это горькая правда, увы. Безвременье 90-х стало благодатной социально-исторической почвой для воспитания, скорее, выращивания такого поколения. В конце 90-х, когда я оканчивал школу, в учебнике по новейшей истории Украины, двухтомнике, черным по белому было написано о боровшихся за независимость страны Бандере, Шухевиче и прочей мерзости. Я знал, что это наглая ложь, потому что старался черпать ту или иную информацию не только из учебника, но и других доступных источников. Да и школьные преподаватели истории, надо отдать им должное, иной раз не скрывали изумления перед этим откровенным бредом, причем прямо на занятии. Не позволяли им собственные представления о морали транслировать эту феерическую пургу, которая сегодня на Украине фактически стала историческим фундаментом государственности. Какая история, такая и государственность…

- Справедливо ли утверждение, что мы потеряли это поколение потому, что украинская идеология получила тотальную монополию в культуре и образовании?

- Думаю, да. Хотя знакомые из Закарпатья говорят, что там немало молодежи, которые в частных разговорах жалеют о том, что на Украине нет Путина, то есть решительного и ответственного лидера государства. Думаю, этому "потерянному поколению" рано или поздно придется изучить историю. Прежде всего, чудовищную историю собственных заблуждений. И правда, которая им откроется, будет такой же чудовищно горькой.

- Почему же Украина с таким треском проиграла в Крыму, при этом победив, например, в Одессе и Харькове и четвертый год расстреливая Донбасс?

- Проиграла, потому что тогда, проще говоря, вместе с крымчанами выиграла Россия, вовремя введя в Крым "вежливых людей" и тем самым обеспечив проведение исторического референдума, по итогам которого полуостров вернулся в "родную гавань". Плюс география: блокировать перешеек для въезда и выезда "свидомитов" - это одно, а каждый день сдерживать напор вдоль длиннющей линии соприкосновения – совершенно другое… Что касается Донбасса, это сложный и очень больной вопрос. В одном уверен: здесь Украина тоже не выиграет.

- Роль Запада в произошедшем? Существует масса теорий и возможных сценариев вмешательства Запада вплоть до прямого участия в этих процессах и планов создания военной базы НАТО в Крыму. Насколько эти версии правомочны?

- Более чем. Я лично читал в западных печатных СМИ, в том же "Вашингтон пост", аналитические публикации о том, как прекрасно было бы в Севастополе развернуть базу альянса.

- Если смоделировать падение "Крымской весны", например, по харьковскому сценарию, то что бы случилось с Крымом дальше, и какова была бы его сегодняшняя судьба?

- В июне 2014 года в Симферополе во время встречи с крымчанами философа Александра Дугина спросили: "Какой вы видите Россию без Путина?" На что Александр Гельевич ответил коротко и ясно: "Я не вижу России без Путина". Так и я позволю себе признаться, что не вижу другого исхода событий, кроме того, который произошел в истории. Другого для меня не могло и не может быть, потому что не могло и не может быть.

- Насколько крымчане вообще понимают сегодня, от чего на самом деле их спасли "вежливые люди"?

- Думаю, хорошо понимают. Разумеется, те, которые способны мыслить и оценивать ход истории. Я на днях наткнулся в Интернете на видеоблог какого-то либероидного москвича, который у прохожих в Первопрестольной спрашивал, что лично им дало присоединение Крыма, недвусмысленно намекая на извлечение материальных благ. Поразительно, но ни один из тех, чьи ответы, по крайней мере, этот господин включил в свой незатейливый сюжет, не сказал, что сохранение военно-морской базы в Севастополе и размещение систем противоракетной обороны и тому подобного на территории Крымского полуострова в известной мере обеспечило защиту государственных границ. Крымчане, как новоявленные россияне, уверен, в большинстве своем сознают, что в марте 2014 года полуостров был спасен от адского пламени гражданской войны.

- Как проходит интеграция Крыма в российские реалии? Сильно ли инфраструктура и города полуострова изменились по сравнению с украинским периодом?

- Буду краток: небо и земля. Сильно – это не то слово. Дороги, новый аэропорт "Крымская волна", "Крымский мост", ведущееся на полуострове строительство федеральной трассы "Таврида" - даже этих примеров достаточно, чтобы оценить колоссальный масштаб преобразований, которые переживает полуостров в течение последних четырех лет. В православии есть праздник Преображения Господня. По аналогии с ним можно сказать, что с момента воссоединения с Россией полуостров переживает, без преувеличения, перманентный праздник преображения.

- Роль международных санкций, больно ли они ударили по Крыму и крымчанам?

- Нет. Я, по крайней мере, никак не почувствовал.

- На летний отдых в Крым едут люди со всей Украины. Проявляется ли как-то в ходе этих визитов украинское гражданское противостояние?

- Бывает. Но чаще рядовые украинцы выражают сожаление тем, что Крым "ушел", причем понимая, что это уже навсегда. Кто-то удивляется тому, что здесь, на "временно оккупированной территории", как Крым именуют киевские власти, строятся самый длинный в Европе мост через Керченский пролив протяженностью 19 км, уникальный аэровокзальный комплекс "Крымская волна", безмятежно живут люди. Разумеется, не скоро еще удастся разгрести авгиевы конюшни украинского наследия, то есть наследия бездействия украинских властей, которые ничего не вкладывали в полуостров. Почему? Потому что, думаю, понимали, что с пророссийскими настроениями его жителей Крым с высокой долей вероятностью мог стать российским. Что и произошло.

- Как в Крыму воспринимают происходящее в Донбассе?

- Как огромную личную трагедию. И не просто наблюдают со стороны за происходящим, мои знакомые регулярно возят гуманитарную помощь в ДНР и ЛНР, другие участвовали в боевых действиях, третьи отправились в Республики Донбасса помогать в государственном строительстве.

- Каковы, на ваш взгляд, форматы возможного взаимодействия Крыма и Донбасса в экономических, социальных и культурных сферах?

- Разнообразны. Их разработкой и воплощением в жизнь активно занимается Интеграционный комитет "Россия - Донбасс".

- Ваш прогноз дальнейшего развития ситуации в Крыму, в Донбассе и на Украине?

- Без лишних слов: как бы там ни было, наше дело – правое, победа будет за нами.

***

Алексей Вакуленко – журналист, публицист, член Союза журналистов Российской Федерации, член Союза писателей ЛНР. Окончил факультет славянской филологии и журналистики Таврического национального университета. В 2014-2015 годах работал корреспондентом в Луганске. В настоящее время трудится в Крыму.

ЛуганскИнформЦентр — 18 марта — Луганск