Мнения

23 сентября 2017, 07:30

Внучка молодогвардейца Ольга Юркина: "Республика, в отличие от Украины, не забывает своих героев" (ФОТО)

О семье молодогвардейца, преемственности поколений и нынешней войне в День празднования 75-летия создания краснодонской подпольной молодежной организации "Молодая гвардия" в интервью ЛИЦ рассказывает внучка молодогвардейца Радия Юркина – Ольга Крючкова (Юркина).

- Итак, участник антифашистской организации "Молодая Гвардия" и самый молодой участник подполья Радий Петрович Юркин – ваш дед?

- Да, он мой дедушка родной.

- Но вы его уже не застали?

- Нет, когда я родилась, он уже умер.

- Как в семье чувствовалось, что это семья молодогвардейца, какие-то рассказы были?

- Ну, конечно. Раньше был Советский Союз, и наше прошлое очень уважалось. И бабушка моя живая была, ее очень часто приглашали в школы – о муже рассказать, на праздники, на 9 мая. Бабушка меня даже принимала в пионеры как жена молодогвардейца.

- Для семьи это были важные воспоминания?

- Да. Дед – отец папин.

- Радий Петрович умер в 46 лет, что с ним случилось?

- Он проводил в музее "Молодой гвардии" рассказы об участниках этого движения, экскурсии проводил и умер на одном из таких мероприятий. Когда рассказывал на экскурсии о молодогвардейцах, с ним случился сердечный приступ. Его увезли, но спасти уже не сумели.

- Был эмоциональным человеком? Принимал все близко к сердцу?

- Он очень сильно переживал гибель товарищей и совершенно не любил рассказывать про это. Когда к нему домой приходили, расспрашивали знакомые, даже родственники, он мало говорил про войну. Только в музее он рассказывал людям в принципе, то, что всем известно по книгам, по роману Фадеева. Может, что-то от себя рассказывал. Вот так сильно переживал, что сердце не выдержало.

- И путь он, конечно, прошел…

- Да, еще учитывайте, что ему же во время Великой Отечественной было всего 14 лет. После, в 16, он отучился в летном училище, потом воевал в Карелии, был ранен. У него ноги были больные. Как папа говорил, здоровье было подорвано войной. Отец рассказывал истории разные, семейные, не военные – как жили, как дедушка их воспитывал.

- И как?

- Он был строгих правил, например, такая история была: дед не любил, когда в дом входили в шапке, именно на кухню, а дед всегда сидел на кухне возле окна, и если кто-то входил в шапке, он вставал, снимал шапку и выкидывал ее в форточку. Они жили на четвертом этаже (смеется). Говорят соседи, что часто шапки летали.

- Бабушка надолго пережила деда?

- Да, она в 1993 умерла.

- А кем она работала, чем занималась?

- Она работала в детском саду, в первой школе, внуками занималась. Я помню, постоянно была с бабушкой, когда маленькая была, с бабушкой ездила на курорты, в санатории.

- Как, будучи внучкой молодогвардейца, вы встретили события, которые случились у нас?

- А как все люди встречают войну? Как можно встретить войну? Испугалась, переживала, боялась. Ужасно… Мужа не хотела отпускать на войну.

- Ваш муж – ветеран-десантник – сразу ушел на войну?

- Да, он сразу пошел в ополчение.

- И как вы отреагировали?

Муж Ольги – Эдуард:

Отправила меня в дурдом! (смеется). Я ее хотел отправить в приют, как жен ополченцев, а она в ответ, мол, сначала себя в дурдом, а потом уже меня в приют.

Ольга: Просто, когда война началась, мы еще не поженились. Как раз у нас начали Краснодон бомбить, мы подали заявление и расписывались 14 июня, а на следующий день он пошел в окопы.

Эдуард: На следующий день мы уехали (с ополченцами) в поселок Металлист.

- Ваш район в Краснодоне сильно подвергался обстрелам?

- Не очень, сильно стекла дрожали, взрывы были, что стены тряслись, но в нас ничего не попало. А на окраинах, на квартале вылетели все стекла. В церковь, в которой мы венчались, попал снаряд. Сейчас восстановили этот храм Николая Угодника.

- Ваш дед – герой войны, воевал, ваш муж воевал. Как вы оцениваете такую преемственность поколений?

- Думаю, что дед был сильным человеком, сильный духом. Наверное, гены какие-то передались, терпимо отношусь к войне. Многие бегут, боятся… Я не то, что не боюсь, просто хочется справедливости. Все с Украиной перевернулось, неправильно все. Я не знаю, как это объяснить, но это не война, это дурдом какой-то! Что там люди думают, что тут думают, разделились все напополам. Было все единое целое, люди были везде одинаковые. Не такая война, не та, что была в 1941-м, а какая-то политическая катавасия. Когда это все закончится?

- Почему сегодня на Украине наши герои-молодогвардейцы стали вдруг вовсе не героями?

- Это просто человеческий идиотизм. Я не знаю, я не верю, что все люди так думают. Какая-то определенная часть населения, внушаемая СМИ, президентом, политиками, именно внушаемая, несет какую-то идею, что мы сепаратисты, террористы. Я думаю, что основная часть населения Украины уважает и чтит память погибших в Великой Отечественной, героев "Молодой гвардии". Чтит своих воинов, погибших за их Киев, за Полтаву, за их города – так же точно, как и за наши.

- То есть вы считаете, что все дело во враждебной пропаганде?

- Конечно, они внушаемые этой политической катавасией. Я не знаю, как правильно назвать это: часть населения бушует, устраивает митинги, воюет с нами. Другая часть населения боится их. Поэтому, их не слышно и не видно. Никто их не покажет, не снимет и они ничего не скажут, что они хотят. Вот как я видела репортаж на 9-е мая: старушка вышла с георгиевской ленточкой, а ее там забили, стали толкать, пинать, требовали снять. Она им в ответ: "Я уважаю память своего отца, он воевал!", но они ее не слышат. Они, наверное, все зомбированы, внушаемые какие-то – я не знаю, что за население такое. Этого не может быть, это невероятно, чтобы вся Украина была против Донбасса, против "Молодой гвардии", против своего прошлого, против истории своей.

- Здесь, в Краснодоне, на родине "Молодой гвардии", могли бы люди допустить, что могут отказаться от своего прошлого?

- Бывают люди, мнения разные. Даже у меня подруга до сих пор считает, что на Украине все нормально, а это мы неправильно себя ведем. Но большинство здесь живущих – они поэтому здесь и живут – считают, что мы правы, что здесь наша Родина, наш дом. Уважают люди свое поколение и предыдущее, погибших солдат здесь в Краснодоне, и в области, и везде. Создаются сейчас молодежные клубы. Если при украинской власти все замалчивалось, не особо распространялось, то сейчас, как при Союзе возрождаются патриотические течения, воспитываемые на примерах предков своих. Думаю, все у нас наладится…

- Сколько вашему ребенку?

- Нашей девочке восемь месяцев, Катя.

- И еще вы пишите стихи?

- Давно не писала…

- А из прошлого что-то прочтете?

- Пожалуй, вот это…

В белом городе ночь, холод.

День исчез в суете снов.

Грязный ветер дает повод

Звездный дождь превратить в кровь.

В полумраке дворов где-то

Шепот жизни пронзил крик.

В белом городе нет света,

Он давно упустил миг.

Задушив не спеша совесть,

Растерев мечту в пыль.

Он сжигал сам свою повесть,

Превращая ее в быль.

Нас осталось всего двое.

Мы давно разучились жить.

Опьянели от рек крови,

Что готовы уже выть.

На развалинах утро, холод

Носит пепел прожитых дней.

Это был наш с тобой город,

Белый город звездных дождей.

ЛуганскИнформЦентр — 23 сентября — Луганск