Мнения

31 августа 2017, 07:05

Ветеринар Светлана Пригода: "Сейчас мы держим всю ситуацию под контролем, вспышек опасных инфекций у нас нет" (ФОТО)

ФОТО: Марина Сулименко / ЛИЦ


О работе уникальной в ЛНР лаборатории в День ветеринарного работника рассказывает заместитель директора Республиканского государственного лабораторно-диагностического центра ветеринарной медицины Светлана Пригода.

- Чем занимается центр?

- Наш центр занимается исследованием и диагностикой патологического материала, исследованием пищевых продуктов, сырья растительного происхождения и кормов.

- Какие основные направления вашей работы?

- У нас два направления: исследование пищевой продукции растительного и животного происхождения, называемое одним словом – сырье, которое идет на переработку, и из него производятся колбасы, масла, молоко – то, что мы употребляем в пищу. И второе направление – это корма: зерно, различный комбикорм и так далее. Ведь, чтобы животные были здоровыми, давали привес, им необходимо сбалансированное питание. Поэтому в корма добавляются и витамины, и белковые добавки. Вот эти все показатели мы контролируем, чтобы они не выходили за рамки нормы.

- Как построена эта работа по отбору образцов, в каждом районе есть служба?

- Да. То, что касается инфекционных заболеваний, у нас расписан план мероприятий противоэпизоотических, где внесены все заболевания списка "А" и "Б".

- Что это за списки, и какие там заболевания?

- "А" – это особо опасные, а "Б" – инфекционные. Например, в список "А" входит ящур у крупного рогатого скота, африканская чума свиней, болезнь Ауески – также у свиней. Если обнаружены такие заболевания, то будет стопроцентная гибель животных и комплекс соответствующих мероприятий:  полное уничтожение поголовья, сжигание подсобных хозяйств, дезинфекция, утилизация туш животных. А список "Б" – это дерматиты, паразитарные заболевания, то есть те случаи, где должна вестись четкая лечебная работа.

- И насколько эффективно обычно такое лечение?

- Если все сделано вовремя, по хозяйствам расписан календарь прививок, обработок, то такие заболевания, как сальмонеллезы, стафилококкозы, дерматические заболевания, лечатся быстро. Приехали, продезинфицировали, пролечили и забыли.

- Как к вам поступает информация?

- В районах знают наличие всех хозяйств разной формы собственности. И больших, и частных предприятий, и конкретных частников. Это так называемые станции по борьбе с болезнями животных, в них работают ветеринарные специалисты.

- Они берут отбор проб и везут к вам?

- Да, везут на транспорте.

- Вы - единственный центр, какие лаборатории в него входят?

- У нас лаборатория делится на отделы: отдел патологоанатомических и паразитарных заболеваний. Потом у нас есть отдел вирусологических исследований, дальше иммунологический отдел, где исследуется кровь, в основном, на лейкоз, бруцеллез, хламидиоз и все, что касается сыворотки крови. Также работает бактериологический отдел по проведению классической молекулярной диагностики, он занимается бактериологией, методом ИФА (иммуноферментный анализ), ПЦР диагностика (полимеразная цепная реакция). И микробиологический отдел, исследующий пищевую продукцию, сырье и корма. Кроме того, существует химико-токсикологический отдел и радиологический. Есть даже музей патологоанатомических препаратов, где размещены наиболее интересные образцы, с которыми мы сталкивались в своей работе.

- Главная цель – не допустить попадание на рынок таких животных?

- В том числе. Там, где люди занимаются инфекциями, выявляют очаги заболеваний и принимают соответствующие решения и меры, как поступать с животными.

- Насколько технически  вы оснащены?

- Лаборатория оснащена технически по последнему, как говорится писку. Формирование началось еще в 2011 году, когда между Украиной и США был подписан меморандум о том, что они на территории Украины сначала такого уровня лаборатории строили по направлению санэпидстанций, а потом перешли на ветеринарное направление. 

- Можно сказать, основное оборудование перешло вам по наследству… А как с расходными материалами?

- Есть у нас поставщики, люди получили уже соответствующие разрешения и завозят с территории России все необходимые препараты. Также мы получаем необходимое по линии гуманитарной помощи – тоже россияне помогают.

- Насколько эффективна ваша работа, насколько удается предотвращать и избегать заболевания, были вспышки?

- Сейчас мы держим всю ситуацию под контролем, вспышек опасных инфекций у нас нет.

- Почему тогда на территории Украины мы постоянно читаем в СМИ о  вспышках и заболеваниях, например, тот же бруцеллез и лейкоз?

- И у нас есть животные, реагирующие на бруцеллез и лейкоз. Но все дело в том, что благодаря гуманитарной помощи из Российской Федерации, мы теперь стали проводить выводки, то есть диспансеризацию животных. Она бывает осенняя и весенняя. Отбирается кровь у животных, делается сопроводительный документ, привозится сюда на исследование, пускается на инфекционные отделы. И все исследуется: лейкоз, бруцеллез, если лошади – сап, на все показатели, и мы выдаем экспертное заключение. Если есть реагирующие, мы подаем соответствующую документацию с сопроводительным письмом в ветеринарную госслужбу. Они как инспекторы передают это все в район, а зачастую выезжают сами и по дворам проводят беседы и определяют, животное надо сдать на убой или пролечить.

- А какова ситуация с африканской чумой свиней?

- 5 января 2014 года у нас была зафиксирована первая вспышка африканской чумы. Мы здесь в центре проводили исследования, выявляли и ставили диагноз. 100% была исследована группа животных из Краснодонского района, из Давыдо-Никольского, провели мониторинг и все соответствующие мероприятия. В настоящее  время ничего у нас нет.

- А на территории Украины есть… Почему?

- На территории Украины есть и будет, потому что у них максимально сокращена ветеринарная служба, они объединили ее с санэпидстанцией. Нет ветеринаров. В Харьковском районе объединилось пять или семь служб в единую. И там начальник не ветеринар, а санэпидимиолог. У него сильно будет голова болеть, что уже шесть пунктов в их районе по заболеванию африканской чумой, и в Золотове, и в Дергачах? И не проводятся соответствующие мероприятия. А ведь африканскую чуму уничтожить невозможно. Надо ликвидировать очаг: там убивается все живое, все животные, разбираются сараи на доски, все сжигается до пепла. Потом накладывается многокилометровая зона, где тоже полностью выбивается все поголовье. Потом накладывается еще одна зона, там уже можно мониторить, ходить по дворам, смотреть, привозить к нам сюда кровь на исследование.

- В Украине нет таких лабораторий?

- Есть, просто служба сократилась, объединились несколько служб – фитосанитарная, карантинная, ветеринарная.

- Ситуация в Украине несет какую-то угрозу нам?

- Конечно! Очень даже несет. На подконтрольной Киеву территории Луганщины было уже четыре вспышки: в Беловодске, Сватово, Новоайдаре, и Станично-Луганском районе. Это были не дикие животные, у них накладывался карантин, но насколько правильно проводились мероприятия, мы не можем судить. Самое главное – что в течение некоторого времени на этой территории нельзя заводить животных, все это передается с кровью на уровне ДНК. С той территории нельзя торговать не только мясом свинины, но и мясом крупного рогатого скота, а также птицей, кроликом, всем тем, что находилось в возможном очаге, в контакте. Именно поэтому у нас в пунктах пропуска категорически не разрешается провозить на территорию Республики мясо, сало и подобные продукты животного происхождения.

- Какие есть еще опасные заболевания, которые могут угрожать нам с той стороны лини фронта? Недавно по украинским СМИ шла информация о массовых заболеваниях ботулизмом, на днях девочка умерла от столбняка, были отмечены случаи выявления бешенства….

- С бешенством там проблемы. На Украине не могут найти вакцины от бешенства, потому что производители таких вакцин есть импортные, но на наших территориях лучше подходят российского производства. А они же русского ничего не покупают. Или не хотят по каким-то причинам. Бешенство мы контролируем, исследуем 100% покусанных и пострадавших. Зачастую бывает, что бродячая собака укусила, убежала, больной прививается и все.

- А ботулизм?

- На ботулизм у нас исследуется и сырье, и готовая продукция. Все под контролем. А там, на украинских территориях, все то же самое: нет ветеринарной службы, нет контроля. У нас остался контроль прежний, мы работаем со всеми перерабатывающими предприятиями. А там все пустили на самотек, они же идут в Европу, а одно из положений Евросоюза – производитель сам решает, что исследовать и как исследовать. У нас же это обязательное требование, чтобы подтвердить качество продукции.

- И вы контролируете не только сырье, но и полуфабрикаты, и готовую продукцию?

- Конечно. Вот украинская сторона сейчас винит в произошедших там вспышках ботулизма вяленую рыбу кустарного производства. Сразу возникают вопросы насчет этой рыбы: соблюдались ли нормы по ГОСТу, температурный режим? И продукции кустарного производства вообще не должно быть на рынке. И не должно быть стихийных рынков вообще. То, что продается без контроля, недопустимо. Так кто им виноват?

- Но у нас тоже есть рынки и там тоже продается рыба…

- Рынки у нас не стихийные – это раз. Все, что продается сейчас на рынках, проходит у нас исследование, все перевозчики проходят у нас контроль. Но есть случаи и когда сами люди производят, все зависит от того, как сработают ветслужбы на местах. И, судя по отсутствию таких вспышек, как на Украине, люди на местах работают.

- Сотрудничаете со службой санэпидемстанции?

- Да. Когда есть спорные вопросы, мы сотрудничаем с санэпидемстанцией. Например, недавно мы обследовали по поручению главы Республики молокоперерабатывающий завод – вместе выезжали, отбирали пробы. Они делали свои исследования, мы – свои. Сдавали все в Министерство, там обрабатывалось, и выносилась резолюция.

- Могут ли граждане с украинских территорий приехать к вам и провести какие-то исследования?

- Конечно, могут. Самое элементарное – к нам обращаются люди, у которых на подконтрольной Киеву стороне остались пасеки, но они хотят реализовать мед здесь, у нас. Они к нам приезжают, мы исследуем образцы меда по полному перечню и выдаем им экспертное заключение. Огурец, помидор, который завозится с той стороны, также проходит контроль на рынках в лабораториях на нитраты, нитриты. Теоретически, люди в рамках гумпрограммы (по воссоединению народа Донбасса) могут приехать с подконтрольной Киеву территории и обратиться к нам, мы к людям в паспорт не смотрим, главное – чтобы был правильно отобран образец.

- С домашними животными к вам обращаются: с кошками, собаками?

- Очень редко. Если это кожные заболевания, дерматиты, иногда обращаются, мы можем кровь исследовать. Иногда даже клиники к нам направляют животных, чтобы установить диагноз, мы диагностируем, но при этом не назначаем лечения.

- Судя по отметинам и следам даже внутри здания, вам хорошо досталось во время боевых действий?

- Это – да. Два раза здание попадало под сильнейший артобстрел. Один раз – со стороны Станицы, когда у нас легло четыре гаубичных снаряда. И еще из Счастья прилетели кассетные боеприпасы. Осколками и взрывной волной были разбиты окна, были осколочные повреждения и внутри здания. К счастью, оборудование не пострадало – мы все успели перенести на сторону напротив возможного обстрела. Пострадал виварий сильно – это где выращиваются животные, "чистая" зона – где выращиваются для проведения исследований и "грязная" зона – где непосредственно проводятся эти исследования. Пострадал автопарк. Слава Богу, люди не пострадали. На сегодня все уже отремонтировали – своими силами, силами предприятия.

- Вы упомянули виварий. Каких животных вы разводите для исследований?

- Опытные животные: белые мыши, морские свинки, кролики и куры.

- Есть ли у вас проблемы кадрового состава?

- Костяк лаборатории остался, работы меньше не стало, нужны еще единицы, но пока нет возможности расширяться. А кадры нам готовил всегда сельхозуниверситет, факультет ветеринарной медицины. Приезжают к нам и с российскими дипломами из Новочеркасска. Молодые сотрудники у нас есть.

- Как будете в коллективе отмечать свой профессиональный праздник?

- Скромно! Поздравляю всех коллег с нашим праздником! Это хороший праздник – трудовой, мы всегда его ждем. Всем ветеринарам желаю здоровья и мира. Пусть все будет хорошо!

ЛуганскИнформЦентр — 31 августа — Луганск