Мнения

10 ноября 2016, 06:30

Воочию

Ветеран МВД Николай Вирченко: "Мы не имеем права предать забвению имена героев"

Хитроумные хищения, кровавые лесбийские драмы и столкновения с вооруженными грабителями – не главное в неизданной книге ветерана МВД Николая Вирченко "На страже стальных магистралей Луганщины".

В День сотрудника органов внутренних дел Республики полковник милиции в отставке рассказывает о славном прошлом Линейного отдела внутренних дел на станции Луганск и людях, верных долгу и присяге.

- Как вы пришли в железнодорожную милицию?

- Родился я и вырос в деревне. Мой отец погиб на фронте. Когда я окончил школу, то поступил в железнодорожное училище, там получил квалификацию "дорожный мастер". Армию отслужил в ГСВГ (Группа советских войск в Германии – примечание ЛИЦ). Два года проработал на железной дороге. С 1967 года начал службу в органах внутренних дел и параллельно учился в Донецкой школе милиции. Потом учиться и стажироваться пришлось всю последующую службу. Окончил высшую школу МВД СССР имени Дзержинского, занимал должности заместителя начальника Ясиноватского ОВД, заместителя начальника ОБХСС (Отдел по борьбе с хищениями социалистической собственности – примечание ЛИЦ) Донбасского УВД на транспорте, а последние девять лет службы возглавлял линейный отдел внутренних дел (ЛОВД) на станции Луганск.

- Более чем тридцатилетняя служба в системе МВД и богатый жизненный опыт привели вас к написанию книги. О чем она?

- Книга "На страже стальных магистралей Луганщины" посвящена ветеранам одного из подразделений транспортной милиции Донбасса - ЛОВД станции Луганск Донецкой железной дороги. В книге имеются очерки, воспоминания очевидцев и участников полувековой истории. Считаю важным сохранить память о людях, оставивших заметный след в истории транспортной милиции Донбасса в разные годы, особенно в послевоенный период. Посудите сами: в 2001 году на Украине была издана книга "История транспортной милиции Донбасса" и в ней почти отсутствует история железнодорожной милиции на Луганщине и людях, работавших здесь. Я долго думал и принял решение восполнить этот пробел, и я считаю, что мне удалось это сделать. Писать пришлось около шести лет. Начиная с воспоминаний ветеранов нашего отдела и их семей, когда наши сотрудники уже ушли из жизни. Кропотливая работа проделана в архиве УМВД Украины на Донецкой железной дороге, в Луганской библиотеке имени Горького, в музеях и так далее. Но главное, конечно же, живые воспоминания людей.

- Работа железнодорожной милиции как-то обойдена вниманием со стороны литературы и кинематографа. Возможно потому, что основная масса преступлений там связана с хищениями?

- Происшествия бывали самые разные. Вот, например, реальное дело, когда в средине марта 1985 года в прибывшем поезде Львов-Ворошиловград в вагоне №7 проводник в одном из купе обнаружил в рундуке оставленными две большие сумки. В них находился расчлененный труп человека. Тело было обезглавлено, что усложнила идентификацию жертвы.

Событие случилось резонансное, поэтому следственно-оперативную группу лично возглавил начальник Донбасского УВД на транспорте генерал-майор милиции Сергей Соловьев.

Эксперты установили, что это был труп женщины, возраста 55-60 лет. Пассажиры из Ворошиловграда ничего пояснить не смогли. Проводник тоже ничего не знал, но запомнил, что в вагоне ехали военнослужащие, отбывшие в краткосрочные отпуска, и даже назвал станции, где они вышли. С трудом удалось установить этих людей. Они сообщили, что на станции Львов к ним подошла женщина и попросила их помочь занести в вагон сумки. Назвала номер места, а сама якобы пошла забрать остальные вещи. Военнослужащие занесли две тяжелых сумки и поставили их в рундук под сиденьем. Ехала ли она в этом вагоне позже они не интересовались, зато приметы женщины описали.

Подключили Львовскую городскую милицию, задействовали силы оперсостава и участковых. Установили, что сумки изготовлены на Львовской фабрике. Далее нашли один из магазинов, реализовавший эти сумки, и где одна из женщин купила их сразу три штуки.

Отрабатывая участок, в поле зрения оперативников попали несколько квартир, где по разным причинам отсутствовали женщины интересующего нас возраста и телосложения. При опросе хозяйки в одной из них оперативника увидели сходство опрашиваемой с известными приметами и какое-то волнение, беспокойство в её поведении. На вопрос, где сейчас находится подруга, что длительное время проживала в её квартире, женщина ответила, что та уехала на постоянное место жительство в Израиль, и своего места нахождения пока не сообщала.

При проверке показаний выяснилось, что ОВИРе такими сведениями не располагали. Возникла оперативная необходимость в проведении обыска. Во время обыска за ванной и в плохо доступных местах при мытье пола шваброй, были обнаружены засохшие бурые пятна, оказавшиеся при исследовании кровью, идентичной с группой крови расчлененного трупа.

Под тяжестью собранных улик женщине пришлось сознаться в совершении преступления.

- За что убила?

- Да не совсем. Оказалось, что между хозяйкой квартиры и старой знакомой из Дебальцево завязались дружеские отношения, перешедшие в однополую любовь. Прожили они около семи месяцев, а затем обвиняемая стала её ревновать к другой женщине. Во время возникшей ссоры, хозяйка квартиры ножом ударила любовницу в живот, а затем перерезала ей горло.

- Жёстко….

- Это еще не все. Совершив убийство, она перетащила тело убитой в ванную, открыла горячую воду и методично начала отрезать части тела, посыпая их солью и упаковывая в пакеты. Затем она купила в магазине большие сумки, куда поместила фрагменты тела и решила отправить их на "родину" убитой, в Дебальцево.

Голову любовницы она закопала на кладбище и поставила крест, как она сказала: "Похоронила свою любовь "по-крестьянски"". Вот такой финал этой "лесбийской драмы".

- Однако имущественные преступления все равно составляют серьезную часть работу линейных отделов?  

- Проблема сохранности народного добра в сфере железнодорожных перевозок стояла остро во все времена, и уберечь его от расхитителей и воров - одна из главных задач железнодорожной милиции. Преступления, совершаемые в сфере перевозок, выявляются, как правило, не там, где оно произошло, а спустя подчас продолжительное время после погрузки, в основном в пункте назначения. Посягательства на грузы чаще всего совершаются в пути следования. И в этом заключаются основные трудности для раскрытия и расследовании преступления.

- Такие расследования - тяжелая и неблагодарная канцелярская работа?

- Да как сказать…. Вот другая история: октябрь 1994 года. Примерно около двух часов ночи в Линейный пункт милиции на станции Родаково поступило тревожное сообщение. Начальник базы запаса Родаковского локомотивного депо Черкасов сообщил о том, что на одном из тепловозов замечены посторонние люди. Сообщение принял старший наряда старший сержант милиции Николай Непорожний. Сообщив об инциденте дежурному ЛОВД на станции Луганск, он вместе с напарником, младшим сержантом Александром Василенко и с группой железнодорожников прибыл на место происшествия. Там при осмотре, на одном из тепловозов они обнаружили неизвестных, снимавших серебросодержащие контакты.

Один из преступников ни секунды не колеблясь бросил под ноги милиционерам боевую гранату. Как позже выяснилось, это был некто Гаврильев – нигде не работающий житель Луганска 1966 года рождения. Милиционеры были застигнуты врасплох - Непорожний, Василенко, Черкасов и слесарь Возбранный были ранены. Преступники бросились бежать. Однако Непорожний, несмотря на многочисленные ранения ног и обоих глаз, открыл прицельный огонь. Одна из четырех пуль попала в правое плечо Гаврильева, правда не остановила преступника.

Тем временем к месту ЧП уже спешила подмога. Подъезжая, милиционеры заметили неизвестного, который падал и поднимался, держась рукой за правое плечо. Капитан милиции Бурлаков вместе с начальником депо и водителем задержали злоумышленника. И даже увидев, с кем имеют дело, всё равно оказали ему медицинскую помощь.

Дальше события развивались стремительно. Созданная следственно-оперативная группа в результате оперативно-розыскных мероприятий задержала сообщников Гаврилова, один из которых оказался его сыном. При задержании у них изъяли обрез охотничьего ружья, ключи и различные приспособления для снятия контактов в тепловозах. Действовала банда на автомобиле "Жигули".

Как выяснило следствие, группа специализировалась на хищениях серебросодержащих контактов из тепловозов. Действовали они около двух лет. Ими совершено более 14 тяжких преступлений. Кражи контактов из тепловозов совершали в депо Кондрашевская-Новая, Луганск, Родаково.

- С такими ранениями, суметь ночью попасть из пистолета…

- Замечу, что Непорожний был отличным стрелком, занимая призовые места на соревнованиях по пулевой стрельбе из табельного оружия.

- Как он оправился после таких ранений?

- Медицинская помощь в лечении Непорожнего была оказана на высоком уровне. Сложнейшая операция по восстановлению зрения была выполнена в московской клинике Федорова. Финансировала дорогостоящую операцию Донецкая железная дорога. Однако тяжелое ранение пагубно сказалось на состоянии его здоровья, и в 2002 году Николай Владимирович ушел из жизни.

- Казалось бы простая кража…

- Да, бывали и очень сложные случаи. Например, на протяжении 1983-1986 годов грузы из Таллиннской меховой фабрики "Линда" в адрес Ворошиловградского швейного объединения поступали с недостачей меховых изделий из песца, норки, соболя, бурой лисицы. Недостачи варьировались в пределах 12-15 штук стоимостью каждая в размере 120-200 рублей. Для понимания – это до 50 минимальных зарплат каждой недостачи в ценах того времени.

Эти меховые изделия перевозились в багажных вагонах в фанерных ящиках размером два на метр, перевязанных окантовочной лентой и опечатанных печатью фабрики-изготовителя. В процессе вскрытия при пересчете оказывалась недостача меховых изделий, на что получателем совместно с представителями железной дороги составлялись акты общей формы на недостачу груза. После в адрес фабрики направлялась претензия для возмещения ущерба, ведь груз прибывал с исправными пломбами. При этом претензии отправителем груза не удовлетворялись, вед они отправляли груз надлежащим количеством. Неоднократные судебные споры к положительному результату не привели, и грузы вновь поступали с недостачами.

- Юридический казус….

- Именно. Поэтому с целью выяснения причин, в сентябре 1986 года в Ворошиловград прибыл представитель Таллиннской фабрики для участия в работе комиссии при получении груза. В ходе комиссионной проверки и при осмотре места происшествия была выявлена недостача 12 штук меховых шкурок из норки стоимостью каждая 120 рублей на общую сумму 1440 рублей. В связи с тем, что отправка партии груза из Таллинна производилась также в присутствии комиссии, наложенные пломбы в дороге не повреждались, а при комиссионной проверке была выявлена недостача, было возбуждено уголовное дело и создана оперативно-следственная группа.

Вначале группа прибыла в Таллинн, где исследовала порядок погрузки на фабрике и месте отправления груза и установила, что факт хищения на этом этапе исключался. Далее был исследован маршрут движения: Таллин – Рига – Москва – Тула – Елец.

В ходе оперативно-следственных действий по станции Елец было установлено, что ящики с меховыми изделиями принимали приемосдатчики и после сортировки этих ящиков направляли по маршрутам на Воронежскую, Донецкую и Ворошиловградскую швейные фабрики.

В течение двух дней оперативники внимательно исследовали и изучали множество железнодорожных документов за 1983-1986 годы и в результате обратили внимание, что во всех актах "ф.3" о недостаче меховых изделий фигурировал житель Орла приемосдатчик Новиков.

Совместно с руководством ЛОВД на станции Орел были разработаны дальнейшие следственные и оперативно-розыскные мероприятия. Вначале были установлены характеризующие данные подозреваемого. Проживал Новиков в частном доме недалеко от станции. По месту жительства характеризовался положительно, был членом партии. Длительное время работал приемосдатчиком, женат, имел сына, проходившего на тот период службу в армии. Тем не менее, было принято решение провести внезапный допрос Новикова и тотальный обыск у него дома.

При первоначальном допросе Новиков вел себя спокойно, причастность к хищению категорически отрицал. В ходе обыска никаких меховых изделий обнаружено не было, однако в спальне под диваном была обнаружена пачка мелкокалиберных патронов, что давало следователю основания для задержания Новикова за незаконное хранение боеприпасов. Кроме того, в холодильнике было обнаружено большое количество дефицитных тогда продуктов питания - красные рыбы, красная и черная икра, твердые колбасы.

Приняли решение о задержании Новикова за незаконное хранение боеприпасов, хотя это действие не одобрил Орловский транспортный прокурор, находя в наших действиях некую рискованность.

Очередной допрос Новикова планировалось осуществить в конце трехсуточного срока задержания, давая, при этом задержанному серьезно подумать и осмыслить его процессуальное положение.

- Герой культового фильма "Место встречи изменить нельзя" Глеб Жеглов ценил такую тактику давления на подследственного….

- В отличие от фильма, нам долго ждать не пришлось – на вторые сутки сам задержанный изъявил желание встретиться со следователем и дать признательные показания.

Допрос производился с помощью видеозвукозаписывающей аппаратуры. Новиков подробно рассказал и показал, как он после получения от предыдущей смены приемосдатчиков фанерных ящиков, используя изготовленный из проволоки крючок, в ночное время, не нарушая пломбы, вытаскивал через небольшие щели по 12-15 штук меховых шкурок. После смены он без всяких претензий с исправными пломбами сдавал эти ящики очередной смене приемосдатчиков, а похищенные меховые изделия сбывал в Воронеже работникам торговли по 100 рублей за одну шкурку или обменивал их на дефицитные продукты питания.

При повторном обыске Новиков добровольно указал тайник в стене сарая, где хранил деньги, нажитые преступным путем. В тайнике обнаружено и изъято 27 тысяч рублей. По делу доказано хищение меховых изделий на сумму 38 тысяч рублей.

- И за всей этой работой судьбы и судьбы простых оперативников и следователей. Ведь книга и об этом?

- Конечно. В книге помещены биографические материалы о 98 ветеранах нашего линейного отдела. Эти люди прослужили по четверть века и больше, внесли достойный вклад в дело укрепления правопорядка и борьбе с преступностью на стальных магистралях Луганщины. Особое место занимают участники Великой Отечественной войны и войны в Афганистане. Некоторые сотрудники Отдела наводили порядок в зоне ЧАЭС. Они достойны того, чтобы их увековечить в книгах. Мы не имеем права предать забвению имена героев, сложивших головы в борьбе с преступностью, не должны писать историю с чистого листа - без прошлого нет будущего.

- Когда и как вы планируете издание книги?

- Пока с публикацией проблема, хотя рукопись получила высокую оценку Союза писателей ЛНР. Главный вопрос упирается в финансирование проекта. Возможно, мне придется обратиться к главе нашей Республики Игорю Венедиктовичу. Есть надежда и вера, что книга все же будет опубликована.

ЛуганскИнформЦентр — 10 ноября — Луганск