Мнения

30 января 2018, 07:05

Руководитель Союза писателей России Николай Иванов: "Луганск любил и любит жизнь"

О том, зачем российские литераторы приезжают из Москвы на боевые позиции на линии соприкосновения в ЛНР и почему столь тесно переплетена работа российских и луганских творческих союзов, в интервью ЛИЦ рассказывает исполняющий обязанности председателя Союза писателей России Николай Иванов.

- С самого начала нынешних драматических событий вы неоднократно бывали в Луганске. Причем приезжали не только в составе официальных делегаций и с гуманитарными конвоями "Белых КАМАЗов", но и своим ходом, буквально на попутках добираясь в ЛНР. Зачем и почему вы это делаете?

- Добывать материал. Для меня важно увидеть все собственными глазами, почувствовать запахи, услышать звуки. Во мне продолжает жить и военный журналист, который стремится быть в гуще событий.

Как писатель я работаю в военной теме, что-то знаю в ней. И реагирую на события в этой плоскости. Кто-то бежит за Собчак выпытывать ее светские новости, кто-то выбирает для себя спортивную хронику, новости кино. С Донбассом во мне сложилось все: и журналистское профессиональное любопытство, и нравственная оценка происходящих событий, и писательское стремление рассказать о происходящем на вашей земле, и человеческое соучастие в судьбах моих друзей, которых с каждой поездкой становится все больше. Было бы плохо – не ехал бы, потому как никто не заставляет.

- Как вас встретил Луганск в этот приезд? Что здесь изменилось за прошедшее время и в чем, по вашим ощущениям, наибольшая разница между январями 2015 и 2018 годов?

- В свое время, когда меня освободили из чеченских зинданов (подземная тюрьма-темница - примечание ЛИЦ) – был такой четырехмесячный этап в моей жизни, журналисты тоже спросили: какое отличие в ситуации "до" и "после" плена. Я ответил, что главное "достоинство" моих мытарств – в том, что ни в чем и ни в ком не разочаровался. Более того, укрепился мнением о своих друзьях, из которых ни один не отошел в сторону от возникших проблем. Да еще стал больше любить жизнь, прекрасно осознав, что она может оборваться в любую секунду.

Луганск любил и любит жизнь. Он никого и ничего не предал. Воссоздал в первоначальном виде памятник своим защитникам, который уже дважды подрывали. Наверняка есть изменения на бытовом уровне, я не вправе о них судить, потому что не углублялся в эту тематику, но в любой ситуации необходимо вычленять главное. Недавно был в Пскове, где начинал службу. Там закрылись некоторые заводы, но основным градообразующим предприятием была и остается 76-я гвардейская воздушно-десантная дивизия. Вот в Луганске основное "градообразующее предприятие" – это людская память, гордость и готовность встать на защиту собственного достоинства. Это ощущаю. Редкое качество по нынешним временам...

- В этот краткий приезд все свое время визита вы провели на передовой. В чем смысл? Что вы почерпнули из общения с офицерами, бойцами, казаками, несущими службу на линии соприкосновения?

- Литература о войне не может быть написана из теплой квартиры. Сюжет можно придумать любой, но души произведения не будет, дыхание не запустится. Книги-роботы стоят километрами на книжных полках. А мне хочется, чтобы мои герои были живыми. И штрихов-деталей для "оживления" в моем блокноте после поездки на блокпосты к вашим бойцам у меня более чем достаточно. Суеверно не буду говорить о них (сам "ворую" некоторые наблюдения, сделанные другими – хотя и признаюсь в этом честно), но эта поездка – одна из наиболее плодотворных в писательском плане. Для примера приведу четырехгодичной давности факт из поездки в Крым накануне референдума. Старик-инвалид, у которого "Правый сектор" пытался отобрать домик на берегу моря, пришел за помощью в "Русскую общину", к ее руководителю Раисе Федоровне. От волнения запнулся и ошибся, сказав вместо "Раиса Федоровна" - "Россия Федоровна, помоги!" Даже ради одной такой оговорки, показывающей суть времени, стоит ехать в командировку. А блокпосты таких "оговорок" дали много.

- Что конкретно дало общение в окопах?

- Общение дает настроение произведению. Тональность. Подсказывает стиль повествования, и даже объем. Военная литература – самая жизнеутверждающая, пусть это не покажется странным. И когда автор на войне ищет признаки жизни – быт, песни, темы разговоров, то и главная цель будет определена – окунать читателя не в смерть, не в грязь и вонь окопную, а выводить героя и читателя к победе.

И еще. Окопная литература не может быть не ножевой. Она пишется без наркоза и обезболивающего. Когда мой друг сломал ногу и попросил врача сделать обезболивающий укол, он сказал: "Терпи". При обезболивании ты не почувствуешь, что кость срастается неверно, а боль сигнализирует о чем-то неправильном. Нельзя ее заглушать.

Так и в творчестве. Кто в своих книгах охраняет себя от чужой боли, тот никого и не взволнует своими буковками. Один режиссер говорил начинающим актерам: температура на сцене должны быть выше 37 градусов, то есть выше общечеловеческой. Только тогда мы взволнуем зал. Не любовь держит зрителя в напряжении, а страсть! Перенося этот постулат на писательское творчество, автор с простым желанием написать о войне – это пока еще любовь. Ради отработки сюжета едущий в окопы – это уже попытка в какой-то степени "оседлать" художественную страсть своего произведения.

Собственно, ничего нового в тайне творчества. Только одни писатели обходят пункт личного физического напряжения, сопряженного с поездками в горячие точки, другие осознанно идут на него. Более того, самую проникновенную правду о Донбассе наверняка напишут ребята, которые сами отвоевали, просидели в окопах. Лучшая литература в XX веке – о Великой Отечественной войне. И создали ее фронтовики – Юрий Бондарев, Константин Симонов, Вячеслав Кондратьев, Владимир Богомолов...

- С высоты вашего опыта боевого офицера как вы оцениваете увиденное: организацию службы, быта, настроение и боевой дух военнослужащих?

- Всегда хочется лучшего, но исходишь из реалий. И возможностей. С военной точки зрения, насколько хватило моего опыта и времени все увидеть и оценить – организация быта и, главное, охраны и возможной обороны продуманы достаточно скрупулезно. Виден армейский порядок, подчиненность, дисциплина. Руководят блокпостами люди повоевавшие, не дилетанты. Важно, что нет уныния или раздражительности. Ясно, что проходят замены на постах, чтобы люди могли отдохнуть в тылу. Но те бойцы, кто в списочном составе на постах – это уже не романтики и попрыгунчики за адреналином, это обученное, мотивированное подразделение. В Афганистане, когда я пошел на первый боевой выход, не смог уснуть ночью в засаде – не верил в тех, кто стоял на постах. Здесь я бы спокойно лег спать.

- Почувствовали ли вы узнаваемые параллели между блиндажами, окопами и бойцами Афганистана, Чечни и Донбасса?

- Быт на войне зависит от обстановки. И от людей, в первую очередь, от командиров. Пули на любой войне летят одинаково. И с одной целью – поразить живую мишень. Проза. Потому лишних окопов не бывает – есть дополнительные. Каждый знает свой алгоритм действий. В землянках тепло, свет пусть и не такой яркий, как хотелось бы, но есть – взяли со столбов, как говорят ребята. Обязательный атрибут окопной жизни – наличие рядом с солдатом живности. Собачки и кошки радуют глаз и спасают от мышей, которые готовы с полей бежать ближе к теплу. Столовые, места для мойки посуды, лазарет, туалеты, перекрытия, – все на месте. Ну, и всевозможные "Утесы" и другая военная оружейная техника в постоянной готовности каждая в своем секторе обстрела.

По ощущениям как-то вывелось само, что Афганистан – это доблесть и мастерство, Чечня – политика и боль, а Донбасс соотносится больше с благородством и мужеством. В войне на Донбассе именно это неосознанно вычленяется – благородство. Не успел я уехать из Луганска, некоторые украинские информагентства тут же передали, что писатель Иванов "приплелся в ЛНР писать о террористах и что этим он зарабатывает себе на жизнь". Им не понять, что человек может не ради денег и совсем не ради них приехать в Республику. А то, что я приехал писать о террористах – это правильно. О добробатах тоже будут свои строки…  

- На двух блокпостах, которые вы посетили, вы подолгу общались с двумя добровольцами. Что это за люди и ради чего они рискуют жизнью в далеких от их родных домов окопах Новороссии?

- Хорошие ребята. Немногословные, уверенные в своих действиях. Оба пришли из глубинных областей России еще при активных боевых действиях. Тогда все строилось на доверии. Доверились они незнакомым командирам, те доверили им оружие. Россиян в окопах, скажем так, сейчас значительно меньше, чем в годы активной фазы боевых действий, что тоже знаково: Республика защищает себя сама. А ребятам спасибо, что во многом благодаря им в ЛНР и ДНР на высокой планке держится любовь к России. Не случайно при выезде из Изварино нас встретила огромная красочная надпись: "Спасибо, Россия". Такую я видел выложенную из белых камней на склонах горы под Цхинвалом…

- Нынешний визит проходит в рамках проекта "Донбасс – земля героев". Расскажите поподробнее о работе большой делегации российских писателей в Луганской и Донецкой Народных Республиках? Что удалось на этот раз?

- Союз писателей России и группами, и в одиночку часто делегирует писателей в Луганск и Донецк. Пусть кто-то из параллельных союзов зовется на книжные выставки в Сан-Франциско или Вену, мы, представители Союза писателей России, едем к вам. Как раньше ехали в воюющую Чечню, в Приднестровье, Цхинвал. Время здесь роли не играет – по велению души. Но во второй половине января мы приезжаем к вам каждый год. Это фадеевские дни, посвященные роману о молодогвардейцах. В этом году 75 лет гибели "Молодой гвардии". Поклонились могилам юных героев в Краснодоне и в Ровеньках, встретились с молодежью, литераторами. Участвовали в круглых столах. Четыре человека приняты в Союз писателей России и им были вручены билеты – это Марк Некрасовский, Светлана Тишкина и Нина Дернович. Валерий Герланец из Донецка тоже стал членом нашего Союза. Благодарны руководству музея "Молодой гвардии" в Краснодоне, который стал в определенной степени штаб-квартирой во время наших приездов на Луганщину. А знаете, что поразило приятно в этот приезд? В Ровеньках приходим к памятнику молодогвардейцев, а около его вечного огня стоит большая группа ребят. Оказывается, они отмечают день снятия блокады Ленинграда! Вот переплетение истории: мы едем к молодогвардейцам, а ваши парни и девчонки поклоняются ленинградцам. Такую историю переписать будет нельзя никаким Вятровичам (директор института национальной памяти Украины – примечание ЛИЦ).

- Известно о тесном сотрудничестве Союзов писателей России и ЛНР. Как вы оцениваете совместную работу? Какие направления и проекты совместной деятельности на ваш взгляд наиболее перспективны и важны?

- Сотрудничество более чем тесное и плодотворное. На слуху книги "Время Донбасса" и "Выбор Донбасса" - писатели ЛНР и России переплетены там в каждом разделе. Наши "толстые" журналы охотно печатают ваших поэтов и прозаиков. Недавно провела у вас презентацию своего калининградского журнала "Берега" Лидия Довыденко, которая представила многие страницы "Берегов" опять же луганским авторам.

А началось все в совещания военных писателей в 2015 году – это был Год литературы в России. Тогда мы решили пригласить на него молодых литераторов из ЛНР. Приехали Людмила Гонтарева, Елена Настоящая, Андрей Чернов, Александр Сигида. С тех пор ваши ребята по возможности приезжают на все совещания молодых писателей, которые нам удается проводить. Не открою секрет, если скажу, что творчество ваших поэтов и прозаиков мы знаем порой лучше, чем некоторых областных литераторов России.

- 15 февраля 2018 года состоится съезд Союза писателей России и некоторые уже сегодня называют будущий форум "судьбоносным". Какие основные вызовы современности стоят перед известнейшей всероссийской общественной организацией? Что намерен решить съезд, и какие изменения в жизни писательского сообщества вы в связи с ним ожидаете?

- Союзу писателей России в этом году исполняется 60 лет. Когда кто-то говорит, что в России слишком много союзов всевозможных писателей, мы говорим: а мы – одни. Мы ниоткуда не выходили и никуда не собираемся входить. Отколовшимся – в первую очередь по идеологическим причинам в 1991 году, скатертью дорога в их любимые европы. А мы, как видите, здесь…

На съезде будет избираться новый председатель СП России. И уже ему с его командой выбирать пути развития организации. Думаю, что вектор не изменится ни в каком случае, а значит, мы будем и дальше встречаться как на совместных литературных мероприятиях, так и друг у друга в гостях.

На съезд мы пригласили молодых литераторов, таковых изъявило желание быть более 70 человек. И мы радуемся этому, мы озабочены тем, чтобы не было большого возрастного разрыва между членами нашей организации. Более того, здесь, в Луганске, родилось предложение провести весной у Саур-Могилы и на месте гибели молодогвардейцев совместный слет наших молодых писателей и молодежи Луганщины. Пусть почитают друг другу стихи, попьют чай с костра, познакомятся друг с другом и одними глазами посмотрят на нашу общую, как я считаю, героическую историю. Думаю, это обязательно свершится и будет на пользу как ребятам из ЛНР, так и начинающим писателям из России – чтобы у них не терялся стержень, чтобы не черствели и не плесневели их души.

А я лично благодарю всех, кто помогал мне в этой поездке. Итогом прошлых приездов у меня стали новеллы "Засечная черта" и "Партер. Седьмой ряд", множество публицистических репортажей. Есть наработки на большие произведения. Я – с вами. Я – ваш!

***

Николай Иванов – сопредседатель правления Союза писателей России, автор более двадцати книг прозы и драматургии, лауреат литературных премий имени Николая Островского, Михаила Булгакова, премий "Сталинград" и ФСБ России. Родился на Брянщине. Закончил Московское суворовское военное училище, факультет журналистики Львовского высшего военно-политического училища. Воевал в Афганистане. Провел четыре месяца в плену в Чечне. Награжден орденом "За службу родине в ВС СССР" III степени, медалью "За отвагу", знаком ЦК ВЛКСМ "Воинская доблесть". 

ЛуганскИнформЦентр — 30 января — Луганск