Мнения

18 марта 2017, 07:00

Российский военкор Александр Коц: "Жить надо здесь и сейчас"

О своем видении ситуации вокруг Донбасса ЛИЦ рассказывает известный российский военный журналист Александр Коц.

- Как ты оцениваешь блокаду Киевом Республик?

- Это какой-то парад противоречий, в котором невозможно проследить логику. Киев теряет около 20% ВВП из-за незаконной блокады. Олигархи констатируют, что потеряли контроль над своими предприятиями. Порошенко легализует блокаду, чтобы вернуть эти предприятия. Так? Вот и я ничего из этой хитрой многоходовочки не понял. Впрочем, ясно, что это всего лишь политические решения для сохранения лица. Перехватив знамя блокады, Порошенко несколько снизил градус внутренней напряженности. Когда доходит до открытых конфликтов со стрельбой между полицией и ветеранами "АТО", надо что-то делать. И Киев просто возглавил эту вакханалию на линии разграничения, узурпировав право на отторжение своих, как он считает, территорий.

- К чему может привести введение внешнего управления на украинских предприятиях в Донбассе?

- Понятно, что это вынужденная мера. Но она давно назревала. Если бы я был сторонним наблюдателем, каковыми являются, к примеру, большинство россиян, мне было бы удивительно осознавать, что все эти годы Донецк и Луганск выплачивали Киеву налоги. В том числе и "налог на АТО", на который закупались снаряды, которыми бомбили Донецк и Луганск.

При этом, правда, Киев и зарплаты платил. А это, если не ошибаюсь, более 100 тысяч человек, которые сейчас вряд ли уверены в завтрашнем дне. Думаю, в какой-то переходный период будут проблемы и с выплатами, и с сырьем, и с реализацией продукции. Но все устаканится. В конце концов, Киев сам толкает Донбасс на экономическую интеграцию с Россией. Потребуется время на переориентацию на восток, но это неминуемо произойдет. Думаю, не за горами тот день, когда Украина будет закупать уголь у России, который Россия купила у Донбасса. Нелогично, но, как мы видим из решения по блокаде, Киев в логике не силен.

- Для чего потребовался указ президента России о признании наших документов?

- Тут, конечно, сразу всплывает пример Абхазии, где сначала были признаны национальные документы, а затем началась массовая раздача российских паспортов. Хотелось бы верить, что и Донбасс пойдет по этому пути. На самом деле, мы же все знаем, что де факто эти документы принимались и до официального признания. Оно потребовалось скорее для решения проблем в экономической сфере.

Ведь из-за украинской блокады, которая на самом деле продолжается уже около двух лет, рынок Донбасса постепенно переориентировался на Россию. До сих пор все товарно-денежные отношения между нами решались какими-то полусерыми схемами. Теперь же появилась возможность оформлять все контракты "в белую".

- Обострение ситуации в Донбассе после относительно продолжительного затишья – что это? Можно ли утверждать, что Киев не только игнорирует "Минск-2", но и перешёл к прямому его нарушению - пошёл в наступление?

- Мне кажется, у Киева просто нет стратегического планирования в принципе. То есть он ждет либо безоговорочной капитуляции, либо ставит на силовое решение конфликта. Минувшее обострение, скорее всего, было ничем иным, как разведкой боем. Масштабные обстрелы по всей линии соприкосновения вскрыли систему обороны Республик. Впрочем, лишь малую ее часть, потому что, знаю достоверно, что на украинские провокации отвечали даже не вполсилы.

"Минск-2" Киев не просто игнорирует. Если раньше Порошенко просто не выполнял его пункты, то новыми обстрелами и легализацией блокады начал грубо нарушать их. Даже на Западе слегка удивились такой недальновидной политике. И Госдеп пальчиком погрозил, и МИД ФРГ "выразил обеспокоенность", и западные СМИ в легком недоумении. Инвестиционный климат от тех же банковских санкций на Украине вряд ли улучшится.

- Возможно ли, что это обострение связано с усиливающимися опасениями Киева утратить поддержку Запада?

- Думаю, что оно напрямую с ним связано. Заметьте, с тех пор, как Киев в очередной раз начал изображать из себя жертву, сердобольные западные партнеры, обычно богатые на обещания, но скупые на переводы в твердой валюте, вдруг расщедрились. Евросоюз выделил Киеву 600 миллионов евро. Правда Украине придется распрощаться со своим лесом - в обмен Порошенко должен снять мораторий на экспорт кругляка. МВФ согласовал новый транш в 1 миллиард долларов. Дорого европейцам обходится их трещащий по швам проект. Но отступить они уже не могут.

- Как далеко готов зайти Киев в своих вызовах и провокациях?

- Как показывают последние решения Порошенко, нет пределов его воспаленной фантазии. Думаю, следующими шагами по "повышению лояльности" жителей ЛНР и ДНР должно быть полное перекрытие движения через пункты пропуска для частного транспорта, запрет на пешеходные переходы, отключение света и воды до возвращения национализированных предприятий под юрисдикцию Киева и отмену пенсий до возвращения контроля над границей. Вот тогда все полюбят Украину и попросятся обратно.

- Оправдана ли на сегодня пассивная оборона ЛНР и ДНР или она "смерти подобна", как ныне считают многие в наших Республиках?

- Донбасс связан Минскими обязательствами, гарантом выполнения которых выступает Россия. Понимаю, что многим в Республиках это не нравится, многим хочется кавалерийских наскоков на вражескую территорию с освобождением утерянных в 2014 году городов. С возвращением в родные дома... Но давайте быть беспощадно откровенными – сейчас этого не будет. И в обозримом будущем этого не будет. И "пассивная оборона" - это сейчас единственно верная тактика, чтобы не свести имидж Республик до уровня "Исламского государства". Только благодаря усилиям гаранта выполнения "Минска" - России - ЛНР и ДНР в мире до сих пор не признали террористическими организациями со всеми вытекающими печальными последствиями. Поверьте, на Западе только сидят и ждут неверного движения, чтобы приравнять ополченца к игиловцу. И это развяжет руки многим.

- Какова реальная позиция США и ЕС? Продолжает ли Запад быть гарантом и, по сути, фактическим защитником действий Киева?

- Конечно, продолжает. И до смены руководства в Германии и во Франции, подходы к Киеву не изменятся. Позиция США для меня сейчас не очень ясна. Думаю, после проведенной Трампом "инвентаризации" вложений в Украину, там не очень понимают, как реагировать на результаты. А они, по слухам, фантастически плачевны. Надеюсь, в новом президенте США возобладает прагматизм бизнесмена, которому не нравится, когда его "кидают на бабки".

- У нас многие считают, что "нормандский формат" себя полностью изжил, он превратился в формат пассивного потворства действиям Киева и, собственно, под его прикрытием Киев и развивает агрессию против Донбасса. Насколько такое видение событий, на ваш взгляд, соответствует реалиям?

- Я не думаю, что Париж и Берлин толкают Киев развивать агрессию. Надо четко осознавать, что другого формата у нас нет. Другой формат - это широкомасштабная война двух повзрослевших, накачавших мускулы и мозги армий – Украины и ЛНР и ДНР. А это десятки тысяч жертв с обеих сторон.

- Действительно ли для России наступила пора принятия серьёзных решений? Не придётся ли в случае дальнейшей пассивной позиции останавливать очень большое кровопролитие или вообще спасать жителей Донбасса от физического истребления?

- Мне позиция России пассивной не кажется. Просто не все лежит на поверхности. И, поверьте, Москва делает все возможное не только для того, чтобы остановить большое кровопролитие, но и обеспечить приемлемые условия существования непризнанных Республик. Попросту, помогает не только выживать, но и жить.

- Как в этой ситуации должны вести себя наши Республики?

- Оставаться хладнокровными и дальновидными, постепенно интегрируясь с российской экономикой. Не обращать внимания на политическую и дипломатическую риторику, постепенно строя свои государства. Исходя из понимания того, что ни победы с наскока над Киевом, ни "крымского сценария", ни возвращения в Украину в обозримом будущем не будет. А значит надо жить здесь и сейчас.

***

Александр Коц – российский журналист, специальный корреспондент газеты "Комсомольская правда", освещает военные конфликты и чрезвычайные происшествия. В его послужном списке – ранения и пленения, работа в Косово, Афганистане, Ливии, Сирии и на Северном Кавказе. С начала конфликта в Донбассе неоднократно бывал в Луганской и Донецкой Народных Республиках. Лауреат ряда премий в области журналистики, в том числе премии имени Юлиана Семёнова в области экстремальной геополитической журналистики, дважды лауреат премии имени Артема Боровика. Награжден медалями "За отвагу", "За укрепление боевого содружества", "Участнику чрезвычайных гуманитарных операций" и "За возвращение Крыма".

ЛуганскИнформЦентр — 18 марта — Луганск