Мнения

3 марта 2018, 07:00

Профессор Владимир Шелюто: "Закон "о реинтеграции Донбасса" развязывает руки Киеву для нового наступления"

О том, с какой целью Киев принял закон о так называемой "реинтеграции Донбасса" и какие последствия он будет иметь для Республик, ЛИЦ рассказывает директор Института философии и социально-политических наук Луганского национального университета (ЛНУ) имени Владимира Даля профессор, доктор философских наук Владимир Шелюто.

Подписание президентом Украины 20 февраля 2018 года закона "Об особенностях государственной политики по обеспечению государственного суверенитета Украины над временно оккупированными территориями в Донецкой и Луганской областях" осложнило и без того непростую политическую ситуацию.

Этот закон на языке юриспруденции фактически объявил о том, что Украина не желает выполнять Минские соглашения. Поскольку альтернативы Минским соглашениям ни для одной из сторон конфликта в настоящее время не существует, можно сделать вывод относительно того, что данный закон буде только способствовать эскалации напряженности в зоне конфликта в Донбассе и, скорее всего, похоронит те едва наметившиеся мирные инициативы, которые продиктованы упомянутыми соглашениями. По крайней мере, об этом свидетельствует "грозный" тон этого документа, не допускающий никаких компромиссов относительно территориальной целостности Украины. Руководство Украины не желает трезво и взвешенно оценивать существующую на данный момент военно-политическую ситуацию в регионе. Видимо, агрессивному тону нынешнего законодательства о деоккупации и реинтеграции способствует и поставка американских "Джевеллинов".

Тревожат и новые назначения. Ведь и в 2014 году министром обороны Украины специально для проведения карательной операции был назначен Валерий Гелетей – "нужный человек", который оказался на нужном месте в нужное время. Так что закон "о реинтеграции Донбасса" свидетельствует о том, что руководство Украины с помощью подобной законодательной инициативы стремится развязать себе руки для нового наступления. Этим законом она должна оправдать возможные агрессивные действия.

В то же время, этот закон принят, что называется, для "внутреннего пользования" и существенно расходится со всем тем, что было подписано Украиной в прежние времена. В частности, руководство Украины, объявляя Россию страной-агрессором, не выходит из "большого" договора с Россией, не разрывает дипломатических отношений с ней, не выходит официально даже из состава СНГ, как это в свое время сделала Грузия. Таким образом, есть определённая надежда и на то, что подобный закон так и останется "страшилкой", бряцаньем оружием и является формально-юридическим проявлением все той же "гибридной" войны, которая уже четыре года идёт на территории Донбасса. В этой ситуации приходится держать порох сухим. Накал в международных отношениях становится всё сильней. Почти не работает уже и "нормандский формат", идут постоянные разговоры о каких-то миротворцах. Причем, как говорит сам Петр Алексеевич (Порошенко), эти миротворцы должны почему-то решать именно территориальные проблемы Украины и выступить в качестве одного из орудий подавления сопротивления народа Донбасса. Конечно, хочется президенту Украины "чужими руками жар загребать". Да и спихнуть все просчеты своей внутренней и внешней политики на страну-агрессора, только и думающей как бы разрушить украинскую государственность.

Нынешнее руководство Украины все-таки сделало определенный шаг в понимании того, что эти территории ей более не принадлежат. Этим законодательным актом оно фактически закрыло правовой путь к реинтеграции Донбасса. До этого, объявив республикам Донбасса экономическую блокаду, оно умудрилось закрыть возможность экономической реинтеграции. В отличие, например, от нынешнего молдавского руководства, не закрывающего Приднестровью экономический и юридический пути возможной реинтеграции на условиях широкой автономии.

Таким образом, не имея никаких других ресурсов для проведения реинтеграции, руководство Украины данным законодательством фактически провозглашает единственно возможным ее путем – продолжение войны. Исключительно для осложнения и глобализации конфликта оно допускает введение миротворческого контингента на территорию Донбасса. Миротворческий контингент должен стать одним из звеньев глобализации войны на Донбассе, поскольку, с точки зрения нынешнего руководства, он должен не охранять миссию ОБСЕ, не разграничивать конфликтующие стороны, а разоружать Народную милицию и фактически оказывать непосредственную помощь украинским вооруженным силам в осуществлении карательных операций по отношению к "коллаборантам" из Донбасса.

Видимо, руководство Украины все еще тешит себя надеждой на осуществление на территории Донбасса хорватского сценария, совершенно забывая о том, что структура и содержание нынешнего конфликта на Донбассе и югославского конфликта 90-х годов прошлого века принципиально иные.

ЛуганскИнформЦентр — 03 марта — Луганск