Мнения

15 мая 2017, 19:30

Полковник запаса Виктор Савенко: "Мы выполняли в Афганистане не только военные, но и мирные задачи"

В годовщину начала вывода советских войск из Афганистана о своем боевом прошлом и нынешней жизни ЛИЦ рассказывает председатель организации воинов-интернационалистов предприятия "Лугансктепловоз", военный пенсионер, кавалер шести орденов, в числе которых два ордена "Красная Звезда" и награда Афганистана орден "Славы", полковник запаса Виктор Савенко.

- Где и кем служили в тот период?

- В Афганистан я попал в сентябре 1985 года уже будучи майором, командиром сапёрного батальона, тогда я служил в Чугуеве. Прилетел я сразу же в Чарикар, в знаменитый 45-й отдельный инженерно-сапёрный полк на должность командира отдельного батальона. Полк состоял из ряда подразделений, где я был назначен командиром батальона специального минирования. Пришлось проходить спецподготовку, переучиваться, потому что специфика там была совсем другая. Ничего, выучился. Всего я пробыл в Афганистане два года - по 1987-й.

- Какие задачи выполняло ваше подразделение?

- Задачи наши были не только обычные для инженерно-саперных частей ОКСВА (ограниченный контингент советских войск в Афганистане – примечание ЛИЦ): минирование основных троп передвижения бандформирований, организация засад, проводка наших колонн, но и чисто мирные - оказание помощи афганскому народу. Мы очень много им строили: мосты, дороги, школы. Организовывали мероприятия совместно с царандойцами (военизированные подразделения милиции ДРА – примечание ЛИЦ).

- В период своей службы вы получили ранение, как это случилось?

- Мы попали в засаду, как это бывает всегда, неожиданно. Откуда-то они вышли, мы ещё не успели дойти до нашей точки, начался сильный обстрел. Но ничего, вышли из боя нормально, только я один раненый оказался. Хорошо, что мы предварительно отправили своих разведчиков по верхней гряде с одной и с другой стороны, а сами шли по ущелью – по нему должна была идти бронетехника, а мы обеспечивали ее продвижение и разминировали дорогу. Так что когда начался бой, мы встретили противника и сверху и снизу, положили их нормально. Но я получил осколочное ранение, удачно шарахнули по нам из гранатомёта. Короче, нормально было. Вообще за всю войну у меня всего две контузии.

- Как с мирным населением общий язык находили?

- Вдумчиво. Вот была такая история. Наш батальон постоянно обстреливался с гор. Чтобы найти какой-то контакт с местными, по согласованию с командованием, мы пригласили всех старейшин всех кишлаков, которые там есть в округе, к себе в гости. Устроили им своеобразный праздник. Они очень любят почтительное отношение. Мы им показали индийский фильм – они их обожают, организовали концерт и чаепитие со старейшинами. И, как бы между прочим, обронили невзначай - мол, мы мирные люди, стреляют по нам, спать не дают, это неправильно. На этом всё закончилось из сказанного. До вечера они побыли у нас, мы им выделили БТР сопровождения с продуктами для каждого посёлка. Они дали слово, что машина вернется. С этого времени никто никогда по части ни одного выстрела не произвёл. После той встречи меня стали узнавать везде, в каждом кишлаке.

- Медицинскую помощь оказывали?

- Конечно! К нашим врачам имели такое уважение, что даже приводили своих жён показывать, это для этой средневековой, исламской страны просто немыслимый, редчайший случай. Наш доктор один раз принимал сложные роды у одной из женщин. Представляете?! Афганцы считали, что мы часть, которая приносит им только благо.

- За что вам дали афганский орден?

- В ходе одной операции мы выходили на точку минирования, ставили прикрытие границы, где должны были выходить караваны басмачей. Поступила информация, что в одном из кишлаков вроде бы есть наши пленные. Мы, понятно, снялись, совершили маршбросок по горам и к утру вышли на этот кишлак. Не давая опомниться, сходу вступили в бой с засевшими там душманами. В общем, влупили им так, как положено… (смеется – примечание ЛИЦ).

Наших мы там не нашли, зато в одном из подвалов обнаружили прикованного цепью за руку и за ногу мужика. Как оказалось, он был каким-то партийным лидером, чуть ли не местным боссом НДПА (Народно-демократическая партия Афганистана – примечание ЛИЦ). Я приказал его освободить и доложил на командный пункт, что такой-то и такой-то вызволен из плена. Тут через некоторое время приходит команда - стоять на месте, никуда не выдвигаться, сейчас за ним прилетит вертолёт. Честно говоря, я очень удивился: тут для себя не допросишься, а тут для пленника целый вертолет прислали. Он улетел. Через некоторое время вызывают меня в Кабул и вручают награду. Оказался очень важным пленником этот узник зиндана.

- Как вы пришли в ветеранское движение и чем ныне живёт ваша организация?

- Получилось так, что после Афгана я был направлен на Урал. Прослужил четыре года, и когда произошёл развал Союза, стал вопрос о возвращении в Луганск – у меня жена родом отсюда. В 1995 году поступил на завод, а в 1996 создал организацию воинов-интернационалистов при помощи наших заводчан и (заслуженного работника промышленности Украины, кандидата технических наук, Почётного гражданина Луганска, многолетнего руководителя кадровой службы "Лугансктепловоза") Вячеслава Малова. Эта организация существует уже 22 года, ведётся большая работа – увековечены памятными досками на всех цехах работавшие там люди, погибшие на той войне, всего девять человек. Есть музей, стела с Вечным огнём, там занесены погибшие в список.  Ведётся работа с семьями, оказываем помощь. За 22 года мы, как большая семья, друг без друга уже себя и не представляем.

- Как организация нынешние события встретила?

- Когда нас начали обстреливать и бомбить в 2014 году, мы силами нашей организации с разрешения директора восстановили заводское бомбоубежище. Силами дежурных принимали тогда людей, всего больше пяти тысяч человек. Многие из них жили там – организовали и питание, и воду. Люди боялись, прятались, везде обстрелы. Также организовали подвоз воды в Камброд. Когда район сильно обстреляли, наши люди ходили разбирать завалы, вытаскивали раненых. У нас в этом убежище был организован и медпункт, делали перевязки, дежурили заводские врачи – хирурги, травматологи, терапевты. Было всё организовано по-военному.

- Как вы с высоты своего опыта оцениваете произошедшее в Украине?

- На сто процентов уверен, что это выполнение заранее спланированного и поэтапно выполняемого плана: развал СССР, постепенное добивание России и всего славянского мира. Посмотрите: после раскола они отсоединили страны социалистического направления, быстро прибрали их к рукам, к блоку НАТО, сделали их нашими врагами и окружили ими Россию. Россия им кость в горле, с которой они не могут примириться вот уже какое столетие. Здесь же самая главная задача Запада была вклиниться и раздвинуть - оторвать наши страны друг от друга - обеспечить невозврат дружбы и партнерства Украины с Россией.

- Как вы считаете, чем всё закончится?

- Считаю, что Украина встанет, воспрянет, поймёт, что сотворила. Пойдёт в обратную сторону – опять качнется маятник. Думаю, всё будет нормально. И 9 Мая это показало - люди не побоялись выйти с "Бессмертным полком" и с красными знамёнами. Просто надо время.

***

Ограниченный контингент советских войск (ОКСВА) был введен в Демократическую республику Афганистан 25 декабря 1979 года. Вывод советских войск из Афганистана начался 15 мая 1988 года в соответствии с заключёнными 14 апреля 1988 года Женевскими соглашениями о политическом урегулировании положения вокруг ДРА.

За десятилетие афганской войны погибли более 15 тыс. граждан СССР, около 35 тыс. были ранены, сотни оказались в плену.

Более 8 тыс. "афганцев" были родом с Луганщины, 162 не вернулись с той войны. Сейчас в ЛНР сейчас живут около 1,5 тыс. воинов-интернационалистов.

Согласно указу главы ЛНР, День памяти участников боевых действий, исполнявших боевой долг за пределами Отечества, в Республике официально отмечается 15 февраля.

ЛуганскИнформЦентр — 15 мая — Луганск