Мнения

16 февраля 2019, 18:00

Пять лет ЛНР

Певец Сергей Чуйков: "После концерта в сентябре 2014-го я понял, что воевать можно не только оружием"

О событиях лета 2014 года, первых послевоенных концертах и гастролях, а также новых творческих программах и замыслах в рамках проекта "ЛНР 5 лет: с Республикой в сердце" ЛИЦ рассказывает солист Луганской академической филармонии, заслуженный артист ЛНР, заслуженный артист эстрадного искусства Украины, доцент кафедры пения и дирижирования Института культуры и искусств Луганского национального университета (ЛНУ) имени Тараса Шевченко Сергей Чуйков.  

– Сергей Сергеевич, лето 2014 года стало для большинства жителей Луганщины большим стрессом и определенным жизненным рубежом. Как вы пережили те трагические события?

– Для меня они тоже стали своего рода точкой отсчета, началом другой жизни. До войны я окончил Институт культуры и искусств ЛНУ имени Тараса Шевченко по специальности эстрадный вокал. Работал в Луганской филармонии, давал сольные концерты, а также преподавал в родном институте. Кроме того, сотрудничал с театром эстрадной музыки и песни Луганска, мы сделали несколько довольно успешных программ. Была мечта объездить с ними всю тогдашнюю Луганскую область. Но, увы… В декабре 2013 года состоялся последний предвоенный концерт, а потом начали развиваться памятные всем события в Киеве.

Сегодня мне кажется, что все тогда происходило, как во сне. Как, наверное, и всех жителей Донбасса, звучащие на майдане лозунги трогали особым образом, я переживал тогда, ощущал какую-то обиду, потому что точно знал: мы не быдло, не рабы, не люди второго сорта, мы не хуже других, а в чем-то, может, даже и лучше. А еще очень жалко было "беркутовцев".

Но в полной мере я ощутил начало войны 2 июня 2014 года. В тот день мы с коллегой Анатолием Лаврентьевым и одной из студенток пешком возвращались из института. Погода была хорошая, решили попить кофе в сквере у нынешнего Дома правительства. Посидели немного на скамейке возле того места, где сейчас установлен памятный знак (погибшим в результате авиаудара ВСУ по Луганской областной государственной администрации), и пошли дальше. Решили остановиться у храма "Умиление", он был особенно красивым в тот день. Мы повернули во дворик храма, когда в небе появился самолет и ударил по зданию администрации. Сейчас я уже понимаю, что нас, наверное, Господь уберег. А тогда мы вообще не поняли, что случилось, кто-то рядом сказал, что самолет просто отбросил "ловушки". И мы не догадались вернуться обратно, чтобы помочь. Я снял видео на телефон и уже потом увидел на нем, как с той стороны поднимается дым, услышал сирены "скорых"… Тогда я понял, что началась настоящая война, и, если бы мы задержались в сквере еще на несколько минут, нас, возможно, уже не было бы в живых. Сомнений больше не осталось никаких.

Мы работали до последнего: в поселке Металлист уже гремели взрывы, а в филармонии шли концерты для детей из пришкольных лагерей. Семью – жену и пятимесячную дочку – я раньше отправил к родителям в ДНР, в поселок городского типа Рассыпное, который находится недалеко от Тореза. Как оказалось, это тоже была линия фронта – рядом располагается поселок Никишино, где стояли ВСУ. Так что мой отец уже стоял на блокпосте, мама ранее помогала в проведении референдума. А с 1 июля, когда у меня начался отпуск, я тоже поехал в Рассыпное, там мы все вместе и пережили это страшное время. Дорогу на Белое тогда закрыли, в Луганск вернуться было невозможно. Да и "в поле", наверное, во время обстрелов не так страшно, как в городе. Когда мы вернулись в Луганск, было вообще ничего не понятно: где "бахает", куда прятаться… Конечно, в Рассыпном тоже было "весело" – стреляли все время и со всех сторон. По ночам мы постоянно бегали в подвал. И все же, думаю, было легче, чем в Луганске, ведь в поселке все-таки была вода, а дочка в силу возраста не понимала происходящего. Так что как-то пережили все это. Вернулись при первой возможности – в сентябре, когда после освобождения Лутугино открыли дорогу на Луганск.

– Запомнились первые тогдашние впечатления?

– Конечно, многие здания были разбиты, но это не очень удивило – мы все это видели в Рассыпном. Больше запомнился другой момент. Я перед отъездом в Торезе заранее купил продуктов, опасаясь, что в Луганске их не будет. Приехали, навстречу идет бабушка, а у меня из сумки батон торчит. Она попросила: "Сыночек, дай хоть кусочек хлеба…" Я, конечно, отдал ей весь батон. Старушка сильно обрадовалась, а мне очень больно стало. У нас в селе тоже не было хлеба, но я, оправдывая фамилию, еще когда только начался майдан, купил два мешка муки и мешок сахара. Меня все тогда паникером называли. Но эта мука нас спасла, на ней мы продержались до самой весны, до первой зарплаты. Трудно тогда было выживать. Но, можно сказать, что нам еще повезло: у моего товарища был свет, а у меня вода, как-то кооперировались.

– Работать начали сразу же?

– Конечно, сразу пошел в филармонию, там, к счастью, уже был свет. Мы стали создавать концертные бригады, репертуар формировался очень сложно. В основном, нас просили петь песни военных лет. Включили в репертуар любимую многими "Луганщину" ("Луганщина – песня моя" – примечание ЛИЦ), которую я часто пел до войны. Но исполняли и самые обычные, веселые, незамысловатые песенки, например, "Делайлу". Потому что хотели как-то отвлечь людей, понимали, что они такого насмотрелись, чего не стоит и вспоминать.

Первый наш концерт состоялся уже в конце сентября в Лутугино. В нем участвовали Наталья Олиференко, Андрей Кривохата, ансамбль "Киевская Русь" (не в полном еще составе), Олег Романов, Юлия Скороход. Помню, мы приехали, а люди так радуются: "У нас сегодня в ДК свет дали!". Ведь они, грубо говоря, вышли из подвалов, кругом разруха… Так что этот концерт для людей очень много значил. После выступления они к нам подходили, благодарили, многие плакали…

Я раньше думал: кругом война, какие концерты? А там понял, что это возможность хоть как-то помочь уставшим, отчаявшимся людям. Ведь эта моральная, эмоциональная поддержка иногда важнее, чем какая-то продуктовая помощь. Мне передали слова одной женщины: "Чуйков такой молодец, что остался, он своими песнями некоторых просто из петли вытащил". После этого я понял, что воевать можно не только оружием. Так что для меня этот концерт стал переломным моментом. 

Той же осенью мы дали еще немало концертов, в том числе и для защитников Республики. С нами начали выступать Анатолий Лаврентьев, Руслан Буханцев, которые тоже вернулись в Луганск до зимы 2014 года.

– Вам выпала честь исполнить гимн ЛНР на инаугурации главы Республики. Сильно волновались?

– Да, это было моим особым заданием: перед инаугурацией за три дня выучить гимн ЛНР. Он был не под меня написан – не моя тональность. Но я не из-за этого переживал – очень боялся забыть слова. Сейчас понимаю: даже если бы я учил гимн наизусть год, все равно бы волновался.

На инаугурации исполнял гимн "вживую" и до сих пор считаю, что спел не идеально. Но это было первое исполнение гимна Республики, и люди, конечно, восприняли его очень хорошо. Потом часто слышал свой голос из радиоприемников, машин и даже мобильных телефонов.

Не знаю, сколько раз позже я исполнил гимн ЛНР. Но то, первое исполнение стало для меня одним из самых ответственных моментов. Говорю без пафоса, но после таких событий ты попадаешь в историю.

– Как проходит ваша гастрольная жизнь, насколько она насыщенна?

– После памятного первого концерта было, образно говоря, еще миллион выступлений – в воинских частях, библиотеках, больницах, на предприятиях, в детских учреждениях… А еще – тематические концерты с "Киевской Русью", с симфоническим и муниципальным оркестром. Мне кажется, количество выступлений в несколько раз усилилось по сравнению с довоенным периодом. Мы ездили и ездим по всей Республике, в ДНР, в Россию, где нас всегда тепло принимают. Побывали в Курске, Брянске, Орле, Воронеже, Туле, многих других городах.

В 2015 году с симфоническим оркестром выступили на международном фестивале в Севастополе. Вернулись домой, а через три дня вместе с Русланом Буханцевым, Андреем Кривохатой и Олегом Романовым улетели в Якутию, где проводилась акция "Якутия – детям Донбасса". Выступили в оперном театре, потом побывали в Алдане, Нижнем Куранахе, Якутске, Нерюнгри. В общей сложности по тайге мы проехали 900 км туда и обратно, половину – по бездорожью, там дорога только строилась. Но зато в рамках акции собрали приличную сумму, которая пошла на хорошее дело.

– А свои песни не пишете?

– Я не поэт-песенник, не композитор и до войны никогда этим не занимался. Но за эти пять лет стал пописывать, слишком многое мы пережили, слишком много скопилось внутри. Первая песня, которую я написал, называется "Война", она, конечно, о нашей ситуации. Написал я ее за 15 минут, просто сел, и на гитаре – раз-раз. Попросил товарища, который сейчас в Москве живет, написать мне аранжировку. И получилась песня, довольно неплохая. Я ее иногда исполняю сейчас. Кстати, ее исполняет и группа "Декабрь".

Еще у меня есть песня "Спит солдат", а в прошлом году я написал "Не покорен", в День города в Луганске исполнил ее в первый раз. В ней – вся моя любовь к родному городу: "Я верю, настанет счастливое время, ты вспыхнешь опять миллионами роз. И будет победа, и чистое небо, луганское небо, особое небо, и лучше его ты нигде не найдешь". 
Не могу не похвастаться тем, что "Спит солдат" будет исполнять наш симфонический оркестр в концерте к 23 февраля. Надеюсь, получится хорошо.

– Жителям Республики наверняка запомнилась представленная вами в конце 2017 года сольная программа "Я сегодня смеюсь над собою…", посвященная творчеству популярного эстрадного исполнителя начала ХХ века Александра Вертинского. Как она создавалась?

– Идею подал мне преподаватель по классу фортепиано луганской музыкальной школы №1 Алексей Поляков, давний фанат Вертинского. Я послушал его песни, но с первого раза меня не "зацепило", так бывает. Однако Поляков меня все-таки уговорил попробовать, а потом уже я загорелся. Вначале мы сделали три вещи: "Пиколло Бамбино", "Танго "Магнолия" и "К мысу и радости". К моему большому удивлению, после выступления зал долго не мог успокоиться. Эти три песни имели такой успех, что мы решили сделать большую программу, которая длится больше часа. Представили ее в филармонии в ноябре 2017 года, был полный зал. Как оказалось, у нас много любителей и поклонников творчества Вертинского, а подобной программы в Луганске никогда не было.

Вдохновленные успехом, решили эту программу представить в Донецке. Там тоже собрался полный зал, который мы просто "порвали" – у женщин слезы градом текли, я такого еще не видел. Потом показывали эту программу еще в Торезе, Харцызске, Красном Луче, Брянке, Антраците, Сургуте, Белгороде. И везде она имела успех. Так что я горжусь этой программой, она стала одним из лучших наших проектов.

– А в международных конкурсах в последнее время доводилось участвовать?

– Да, в августе прошлого года я выступил на международном конкурсе "Золотые россыпи талантов" в Алуште, куда меня пригласила поэтесса из Ейска Елена Шитикова. Она написала песню про Крымский мост и попросила меня записать ее. А потом предложила поехать на конкурс. И с песней "Крымский мост" в номинации "Патриотическая песня" я завоевал высшую награду "Душа фестиваля". Кстати, "Спит солдат" я там тоже исполнял. Этот успех меня окрылил.

А еще очень приятно было получить звание заслуженного артиста Луганской Народной Республики. Это второе мое звание, и оно мне гораздо дороже первого – "заслуженный артист эстрадного искусства Украины".  

– Сейчас продолжаете преподавательскую деятельность?

– Да, по-прежнему преподаю в Институте культуры и искусств ЛНУ имени Тараса Шевченко эстрадный вокал. Дети хорошие, талантливые, мы все стараемся по максимуму их таланты раскрыть. Результаты есть. К примеру, мой воспитанник Артем Иванов буквально на днях в Брянске стал лауреатом XVIII открытого фестиваля солдатской песни "Сюда нас память позвала", посвященного 30-летию вывода войск из Афганистана. Жюри отметило высокий уровень вокала Артема, а мне было особенно приятно, что одной из двух исполненных им песен стала "Спит солдат". Так что будущее у нашей культуры, безусловно, есть.

– Что у вас в планах?

– Надеюсь, что к большому празднику – пятилетию ЛНР – состоится мой сольный концерт. Кроме того, хотелось бы еще погастролировать и по России, и по Республике с Вертинским – мы пока далеко не все объехали. Хочется показать, что у нас есть музыканты, что мы здесь, что мы живы и творим. А значит, впереди у нас – хорошее будущее. 

ЛуганскИнформЦентр — 16 февраля — Луганск