Мнения

8 ноября 2017, 22:32

Онколог Александр Торба: "На украинских территориях нет специализированных лечебных учреждений, оказывающих онкологическую помощь"

О работе Гуманитарной программы по воссоединению народа Донбасса в области оказания специализированной помощи больными онкологическими заболеваниями ЛИЦ рассказывает главный специалист по хирургии и онкологии Минздрава ЛНР, главный врач Республиканского онкологического клинического диспансера Александр Торба.

- Как работает сегодня Гуманитарная программа воссоединения народа Донбасса в области оказания онкологической помощи нашим землякам из подконтрольных Киеву районов Луганщины?

- На сегодня гуманитарная программа успешно реализуется в том формате, в котором мы и планировали оказывать специализированную помощь нашим землякам. Собственно, мы были готовы и действуем сейчас, как планировали.

- Много людей едет к нам?

- На сегодняшний день мы непосредственно оказываем помощь более чем двумстам пациентам. И это притом, что всего за время работы гумпрограммы специализированную помощь – а это и обследования, и анализы, и консультации, и лечение, в том числе и оперативное – у нас получило свыше тысячи человек с подконтрольных Киевским властям территорий.

- Все это разово?

- Нет, конечно. Все это многократные обращения пациентов в наши лечебные учреждения, когда они приезжают сюда раз за разом, что говорит, кстати, о высоком доверии к нам и нашей работе. В том числе это, конечно, и те люди, кто получают противоопухолевую терапию. Ведь не секрет, что это неоднократная терапия, она бывает необходима, и пять, и шесть, и более раз за лечение.

- А почему такой наплыв людей с той стороны?

- Люди ложатся к нам на госпитализацию по одной простой причине – на "той" стороне программа онкопомощи пациентам, практически свёрнута. А еще, ко всему прочему, пациенты там вынуждены полностью приобретать за свои деньги все препараты, которые необходимы для лечения.

- Так, что, там нет специализированных лечебных учреждений или нет специалистов?

- Главное, на украинских территориях некогда Луганской области нет специализированных лечебных учреждений, оказывающих комплексную онкологическую помощь. Да, где-то есть врачи-онкологи, и, конечно, оказывается какая-то помощь, но уровня, как минимум, областного учреждения на территориях бывшей Луганской области нет. А ведь комплексное лечение онкологических больных, а это, прежде всего, - противоопухолевая терапия, лучевая терапия, специализированная хирургическая помощь, а также диагностика и диспансеризация больных, что принципиально важно, – вот всего этого там нет и оказать такую помощь можно лишь на территории нашей Республики.

- Почему?

- Да по одной простой причине: здесь сосредоточены все онкологические диспансеры – и диспансер наш, и Алчевский и Краснолучский. Здесь эта помощь оказывается в полном объёме. Более того, наши пациенты получают бесплатно те противоопухолевые препараты, которые стоят десятки тысяч рублей. Да, и у нас есть препараты, которые люди вынуждены приобретать самостоятельно – и об этом мы тоже говорим открыто – вынуждены по одной простой причине, что обеспечить всем необходимым здесь не в силах даже самое богатое государство в мире, а мы тем более. Однако, мы своим землякам обеспечиваем львиную долю, грубо говоря – всю основную, необходимую базовую помощь и обеспечение предоставляем, причем бесплатно.

- Здесь речь идёт только о жителях некогда Луганской области, или обо всех больных, приезжающих с любых областей Украины?

- Нет, мы не делим своих пациентов. Приезжают к нам отовсюду. Вот на сегодняшний день лежат у нас и люди из Черкасс, и из Херсона. Не сказать, что этот поток прям систематический, но люди, да, обращаются. Однако, в гуммпрограмму воссоединения народа Донбасса входят именно наши земляки, плюс наши донецкие земляки из подконтрольных территорий Украине в ДНР. Например, сейчас у нас люди из Мариуполя лечатся и из других городов Донецкой области лежат.

- А почему они не в ДНР лечатся?

- Тут играет роль и близость расположения нашего диспансера до этих районов, да и люди вольны выбирать, где им лечиться. Не секрет, что и наши люди из ЛНР лечатся в Донецке. Опять же, родственные связи, реклама работает. Например, мы успешно прооперировали пациента, а он привёл своего товарища, с которым лежал в одной палате раньше. Много таких случаев.

- С чем именно приходят к вам больные? В чем разница между тысячью обратившихся всего, и двумястами лечащимися сегодня? 

- Мы помощь разделяем на то, что к нам обращаются за диагностикой, за различными видами лечения, однако в программу воссоединения мы включаем лишь противоопухолевые лечения. Да, мы помогаем и по другим направлениям, но именно целенаправленно основные массы средств направлены на противоопухолевую помощь – это более дорогостоящие препараты. В итоге к нам обратилось более тысячи пациентов, но вот эти 209 – это именно противоопухолевая терапия.

- Судя по историям болезни, это все серьезные диагнозы….

- Ну, для примера вам, одна из реальных историй. Вот молодой человек, который кочевал по различным стационарам Украины, и ему выставляли диагноз очень тяжёлый – лимфогранулематоз, это серьёзное и опасное заболевание. Человек уже задыхался, когда к нам приехал. Он потерял работу в связи с "АТО", и финансов у него лечиться не было. Однако, он узнал о гуманитарной программе, и нашел возможность приехать к нам. Уже после второго курса противоопухолевой терапии человек ожил, мало того, наступила ремиссия заболевания. И вот теперь он уже неоднократно к нам приезжает, проводится химеотерапия, и он реально видит эффект от лечения. А эта патология лечится именно противоопухолевой терапией. В этом конкретном случае не требуется никакого оперативного вмешательства, и в результате человек жив, поправляется и очень благодарен программе воссоединения. Ему всего около 30 лет, он молод – вся жизнь впереди. Сейчас потихоньку его жизнь восстанавливается.

- Однако есть и более серьезные случаи, требующие более серьезного вмешательства?

- Справедливости ради надо отметить, что и химеотерапия тоже не такое уж и простое лечение. Однако стоит рассказать о действительно высокотехнологических вмешательствах – это тяжёлые восстановительные операции, операции на пищеводе, печени. Такие высокотехнологические операции мы делаем на забрюшинных опухолях, используем, в том числе и микрохирургическую технику, малоинвазивные и внутрисосудистые методы. Проводим рентгенэндоваскулярную диагностику и лечение.

- Откуда такие возможности, вроде до войны у нас многого из подобного не делали?

- Это всё стало возможно благодаря поддержке нашей администрации, Минздрава и прямой помощи главы Республики. Однако мы не собираемся на этом останавливаться. Есть предложения от нашего руководства продолжать эту программу, раз она действительно доказала свою эффективность.

- А лекарственные препараты вы откуда получаете?

- Лекарственные препараты - это и гуманитарные поставки из России, и то, что поставляет руководство ЛНР.

 

Своими впечатлениями с ЛИЦ поделились пациенты Республиканского онкологического клинического диспансера, приехавшие в Республику из подконтрольных Украине районов Луганщины.

 

Пенсионер из Меловского района, 63 года

Я всю жизнь проработал в сельском хозяйстве, работник совхоза – 35 лет на земле отпахал. У меня опухоль брюшной полости. Была, уже прооперировали. Спасибо врачам, успешно, как они говорят. Да и так чувствую, что значительно лучше. Здесь делали операцию. А дома мне сказали выбирать, где лечиться, ведь таких забрюшиных операций у нас не делают. В Луганске у меня внучка живёт. Вот она и узнала об этой (гуманитарной) программе, и мы решились сюда ехать – а выбора-то ведь все равно никакого не было. Переезжал через Российскую границу: я уже не ходил, чтобы идти через Станицу (Луганскую). Прошла операция на высшем уровне, сейчас всё нормально, уже встаю. Вот послеоперационное восстановление прохожу, курс химии принял. Врачи говорят, ещё химию надо будет делать. Самочувствие сейчас нормальное. И жена здесь со мной, живет в палате. Надеюсь, пробуду здесь какое-то время и поеду домой. Потом опять приеду. Желаю вам всем мира. И нам тоже. Устали мы от войны этой.

Пенсионерка из Марковского района

Мне 69 лет. Всю жизнь проработала в пожарной охране, а сейчас на пенсии. У меня обнаружили на груди небольшое новообразование молочной железы. Я обратилась к хирургу по месту жительства, в Марковском районе. Он сказал, понаблюдаем. Я пришла, через месяц, говорю, мол, мне кажется, оно увеличивается. А он, как хирург, говорит, что все новообразования надо удалить. Разрезали немного, всё удалили, отправили, как обычно, на анализ в Рубежное. Оттуда пришёл ответ, мол, "под вопросом". Он мне говорит, езжайте в Кременную. Оттуда пришёл ответ дней, мол, 20 дней в ихнем отделении не будет мест, а там два места в палате всего. Вот я и решила приехать сюда, ведь родственники у меня здесь. Приехав, я сразу пришла в онкодиспансер, думаю, если тут откажут, то буду искать, где не откажут, в другом месте. Но мне здесь не отказали, а сразу прооперировали. Я настолько благодарна этому человеку, главврачу, вам не передать. Все они молодцы. Ведь, по правде говоря, у нас там онкологов нет, а документы наши собирал глазной врач. Да у нас помощь получить можно в Харькове или Киеве, но пенсионеру таких денег откуда взять?! Ведь нет их совсем! А здесь я получила лечение бесплатно. А как кормили нас?! В январе месяце и фрукты давали, и овощи. Я удивлена, была, нам конфеты давали на 8 Марта. А лечение какое долгое и дорогое. Операцию сделали в январе, через полгода я приехала опять, а потом через три месяца обнаружили ещё одно новообразование, но тут сказали, что не будут резать, а назначили на два раза химиотерапию. Вот так меня лечат, не бросают. Езжу сюда через линию разграничения, стою в очередях. Сюда еду, и туда еду, у меня справка на руках – я ведь онкобольная, предъявляю военным – все относятся с пониманием. А что за эту войну сказать… Я только за мир, чтобы ни одна сторона, ни другая, не воевали. Все вы отцы и сыновья – всем мира желаю.

Молодой человек из Горского

- Я приехал с территории Украины, город Горский из-под Лисичанска. В 2015 году мне, в 26 лет, поставили страшный диагноз рак лимфатической системы – лимфогранулематоз. У меня три года назад брат умер от рака, и вся семья, конечно, был в шоке от такой моей беды. У него после смерти жена молодая осталась и маленький ребенок. Вот тогда невольно и подумал: "Слава Богу, что я сам, без жены-детей"…. Правда эти два года я не лечился – не было денег да, по правде говоря, и негде было лечиться, у нас там нет онкобольниц. Потом узнал от знакомых, дальних знакомых, что по радио рассказывали об этой программе воссоединения народа Донбасса. Вот мы и подумали, почему бы и нам не попробовать. И по этой гуманитарной программе в июне месяце я поступил сюда на химию (терапию). Я решился, честно говоря, у меня уже было совсем плохое состояние, дышать было тяжело, я спать не мог и весь чесался – до крови себя раздирал, не мог остановиться. Ну, и самое страшное, что задыхался уже, особенно по ночам, так опухли узлы на горле. Кроме того, я практически уже не работал в последнее время, а до этого в основном по шабашкам строительным пытался заработать на лекарства. Теперь всё наладилось. Пока врачи мною довольны, и я тоже. Главное, я спать начал, а то у меня зуд был страшный по телу. Сейчас я прошёл уже четыре химиотерапии. Приезжаю на все сеансы. Перерывы между ними около месяца. Надеюсь, что все у меня наладится. Очень благодарен врачам и тем, кто мне так помог – спасибо вам всем.

ЛуганскИнформЦентр — 08 ноября — Луганск