Мнения

20 апреля 2019, 08:00

Культура

Общество

Литературовед Галина Чудинова: "Выпуск альманаха "Воля Донбасса" стал знаковым событием литературной жизни всей России"

О литературном содержании и культурном значении нового сборника Союза писателей ЛНР "Воля Донбасса" ЛИЦ рассказывает кандидат филологических наук, член Пермского регионального отделения Союза писателей России Галина Чудинова.

ЮБИЛЕЙНЫЙ ВЫПУСК

Выпуск альманаха "Воля Донбасса" приурочен к важному юбилею: пять лет назад были образованы Донецкая и Луганская Народные Республики.

Новый альманах стал органичным продолжением двух предыдущих –"Время Донбасса" и "Выбор Донбасса", где сами названия – красноречивое свидетельство волеизъявления борющегося народа.

Представленные в сборнике поэзия, проза и драматургия позволяют прочувствовать все пережитое жителями Республик за эти пять лет. Понять весь накал борьбы за собственные духовно-нравственные ценности, за русский язык, за свою многовековую историю и культуру.

ПОЭЗИЯ

Большинство произведений переносят читателей в трагическое лето 2014 года, когда враг вплотную подступил к Луганску и Донецку, бои шли в городской черте. Все стихи в обширном поэтическом разделе поражают своей экспрессией и драматическим накалом: многие из них – маленькие поэмы о пережитом. Такова "Последняя обойма" Елены Заславской:

Последняя обойма разрывных…

Кто выживет, тем долго будут сниться

Война, однополчане-пацаны,

И скифских баб обветренные лица.

В подборке стихов Натальи Макеевой донбасская Голгофа воплотилась в православной символике: "На блокпостах – сиянье горних крыл…" и в драматических женских судьбах. Поэзии сборника присущ глубинный историзм – от времен завоевания русскими казаками земель Дикого поля до обороны их в дни Великой Отечественной войны и в наши дни. Красноречивы строки в стихотворениях Александра Сигиды "Братская могила": "На Донбасс вернулся 41-й год…" и "На рассвете 4.30": "Воют собаки да бабы, и догорают хлеба…".

Разумеется, не все стихи равнозначны в художественном отношении, но все они пронизаны болью от пережитого и состраданием к безвременно погибшим. Своеобразной поэтической находкой раздела стало стихотворение Алины Баевой "Потанцуем, малыш?" – сатанинская "игра" врага, обращение украинского снайпера к ребенку, загнанному во дворе дома в круг, что очерчен вражескими пулями:

Мне же скучно порой, снайпер – для терпеливых работа,

Поиграю с тобой – серой зоны невинный жилец…

Стихи Юрия Беридзе, постоянного автора альманахов, – это неизбывная горечь от потерь и твердая вера в победу: "Нас проста так не взять", "Господняя причуда", "Нужен сорок пятый":

Только в этот самый сорок пятый

Через сорок первый нам идти.

В поэзии Ирины Горбань возникает образ антимира, порожденного войной, ощутимы традиции "рубленых" четверостиший Марины Цветаевой, где частое употребление тире – это устремленность поэтической мысли на главный объект внимания:

В зоне видимости – АТО,

В зоне страха – моя землица.

Как и в предыдущих сборниках, основным художественным приемом становится контраст, переходящий в антитезу, резкое противопоставление. В стихотворении Марка Некрасовского противопоставлена любовь как наивысшее человеческое чувство и смерть на войне. У Марины Орловой антитеза развернута в сравнение улиц Москвы, на которых все чаще звучит иноязычная речь, со школой в Донбассе с исконным русским языком:

Там все слышнее английский, немецкий, турецкий,

Тут говорят на исконном в простуженных классах…

Только столица сейчас прорастает в Донецке,

Как и Великая Русь — прорастает в Донбассе.

Под пером поэтессы воюющий Донбасс становится центром Русского мира, что глубоко символично. В поэзии Светланы Сеничкиной контрастна цветовая гамма: черный цвет зимы и земли, обожженной войной, и белый цвет любви и молитвы.

Стихи разнообразны по поэтическим размерам, ритмам, особенностям рифм и даже по своему пафосу – лирическому, драматическому, героическому, порой ностальгическому – что придает им неповторимое своеобразие. Поэзия Юнны Мориц насквозь публицистична, громка, набатна, она призывает читателей к борьбе:

Фашистов я люблю, когда они в гробу,

Зарыты глубоко – и зарастают травкой.

У Владимира Скобцова каждая мысль многослойна, ассоциативна, развернута в образах и сравнениях, как и в стихах Людмилы Гонтаревой, Михаила Афонина, Сергея Тесла, Григория Егоркина, Виктории Шатохиной, Андрея Соболева да и других поэтов.

ПРОЗА

Проза альманаха на сей раз, без преувеличения, представлена самыми яркими и значимыми произведениями о войне в Донбассе, созданными за последнее время.

Отрывок из романа Алексея Ивакина "Чернухино. ИК-23" потрясает читателей мощью повествования, динамикой развертывания сюжета, перипетиями судеб героев. Главная проблема – глубокое исследование всех форм и способов чудовищной лжи и преступлений карателей. Неординарно ее художественное решение – сквозь призму судеб двух заключенных, чудом выживших после обстрела исправительной колонии. Обещанная заключенным амнистия на деле превратилась в сафари, в охоту нелюдей-снайперов на идущих к "сепаратистам" людей. Предсмертный вой, головы, что разлетались кровавыми облаками, облитые бензином и заживо сгорающие раненые – все это создает в повествовании зримую картину ада на земле.

Повесть Дмитрия Митрофанова "Луганск. Жаркое лето 14-го" создана в жанре мемуарной прозы, герой-повествователь которой, будучи водителем на станции скорой помощи, дает объективную картину событий трагического лета 2014 года. Каждый эпизод этой картины – испытание людей на прочность, мужество, на преодоление очередной опасности: такова поездка в чужой, оккупированный Киев за ранеными на майдане луганскими "беркутовцами", таковы выезды скорой по вызовам. Хроника тех страшных дней – минные обстрелы, разрушенные дома, поваленные линии ЛЭП, черные от сажи развалины. "Героизм медиков, которые работали в тех условиях, невозможно переоценить", – утверждает автор.

Рассказ киевлянина (!) Василия Бокаева "Цена коррекции" поражает своеобразием детективного сюжета и художественной условностью. Герой рассказа, командир разведгруппы, у которого в Горловке погибли под обстрелом жена и дочь, переносится в прошлое время, в 1993 год, чтобы обезвредить будущих главарей майдана и всего преступного режима. Сделанная вовремя коррекция спасла бы тысячи жизней в Донбассе.

Новелла главы Союза писателей России Николая Иванова "Северный ветер" воспроизводит мир, пребывающий в состоянии войны. Вместе с главным героем-повествователем, русским ополченцем с позывным "Метелица", писатель-баталист берет с собой читателя на передовую, создает ощущение присутствия в окружающих событиях, в пространстве и во времени. Действие можно уподобить драме под открытым зимним небом или замедленной киносъемке.

Героем рассказа Светланы Тишкиной "Форточник" стал вожак голубиной стаи, спасенный писательницей от голодной смерти вместе с подругой голубкой. В тексте – ряд утепляющих художественных деталей: женщина поделилась с голубями крохами от буханки хлеба, остатками перловой крупы, последним пакетом риса. Прием градации, усиления бесстрашия голубя-вожака положен в основу сюжета.

Сюжет рассказа Андрея Кузнецова "Автобиография" перекликается с "Повестью о настоящем человеке" Бориса Полевого. Композиция искусно выстроена на приемах повтора. Крестный путь тяжело раненого бойца к своим – это ярчайшие страницы военной прозы. Несомненная удача автора – памятные образы людей, кто помогли Роману преодолеть собственную слабость и отчаяние, начиная от медсестры в больнице, доктора в Петербурге и командира подразделения, снова позвавшего бойца в свою часть – обучать молодых.

В жанре антиутопии, предостережения создан рассказ Кирилла Часовских "Оперетка. Эпизод". Вниманию читателей представлен жуткий гротеск, когда российско-украинскую границу в момент разгара боев в Донбассе стали охранять украинские силовики, ООН и ОБСЕ.

ДРАМАТУРГИЯ

Две пьесы в разделе "Драматургия" – яркие образцы литературы постмодернизма, что отнюдь не умаляет их художественной значимости.

Короткометражка Олега Ивашева "OPUS 23"– противостояние абсурда войны, где по разбитым дорогам и разрушенным поселкам Донбасса скитается украинский КрАЗ, и завораживающей силы и красоты искусства. Убожество мыслей и поступков украинских вояк передано в их потоках сознания и действиях. Одичанию украинцев на войне противостоит классическая музыка – от Шопена до Рахманинова, – которую непрерывно, одержимо исполняет музыкант по кличке "Моцарт". Бунт случайно попавшего на войну музыканта, воплощенный автором в стиле постмодерна, глубоко впечатляет читателя.

Притча Алексея Куралеха "Перемирие" средствами художественной условности возвращает всех к библейским временам сотворения мира в течение семи дней и к ситуации спасения в Ноевом ковчеге. Сюжет пьесы необычен, насквозь пронизан библейской и античной символикой. Ковчегом становится дом на холме, где потерявшая на войне мужа и ожидающая ребенка Мария дает приют четырем мужчинам, двое из которых воюют с "сепарами", а двое других защищают Донбасс. Четверка заключает временное перемирие. Символичен финал, воспроизводящий новый всемирный потоп: в момент ухода мужчин из дома гром от налетевшей грозы подобен артиллерийским залпам, а вода начинает стремительно подниматься, побуждая героев пьесы вернуться, чтобы спастись в ковчеге.

НЕСГИБАЕМАЯ ВОЛЯ ДОНБАССА

Пророческими являются слова литературного редактора сборника Владимира Олейника в предисловии к альманаху: "Эти стихи, проза, драма не только о Донбассе и про Донбасс. Это о нас всех, думающих и дышащих русским языком и культурой… Поэтому Донбасс сегодня – центр притяжения всех людей Русского мира. Его форпост и надежда. Духовный маяк и несгибаемая воля. И голос Донбасса звучит "вечевым колоколом" поверх пошлости и вопреки лжи. И никто его не заставит замолчать. Потому что это голос народа. Так победим!".

Выпуск нового альманаха, несомненно, стал знаковым событием в литературной жизни всей России, вновь поведал миру о борьбе и воле непокоренных жителей двух Республик, об их праведном стремлении к победе.

ЛуганскИнформЦентр — 20 апреля — Луганск