Мнения

24 декабря 2017, 08:00

Искусствовед Владимир Карбань: "Выбор Донбасса" – книга полная ярких образов, неподдельных чувств и настоящих героев"

В дни празднования третьей годовщины создания Союза писателей ЛНР о главном литературном событии уходящего года – выпуске сборника "Выбор Донбасса" - ЛуганскИнформЦентру рассказывает известный искусствовед, старший научный сотрудник Луганского художественного музея Владимир Карбань.

Альманах "Выбор Донбасса" – это, по существу, второй номер вышедшего год назад альманаха "Время Донбасса". Общая концепция, состав участников, полиграфическое оформление – все здесь во многом идентично тому, первому выпуску. Но отношение к нему читателя отличается.

Если выход первого альманаха был "голосом из-под глыб", свидетельством существования живой культурной мысли в условиях войны, изоляции, блокпостов и замалчивания с украинской стороны, то второй – аттестат зрелости, цветущей сложности культурной ткани Донбасса.

Тематически в нем тоже заметны определенные изменения – трагические интонации первых военных лет, не уходя из литературы полностью, смягчаются размышлением, попыткой разобраться, что же все-таки произошло; все больше авторов обращены или к повседневным проблемам жизни в молодых Республиках, или к выяснению экзистенций войны и мира, свободы и долга, цели и средств. Об этом свидетельствует и расширение хронологических рамок создания произведений – наряду с вещами, написанными в самые последние годы и дни, есть здесь и более ранние.

Все познается в сравнении, поэтому мы считаем, что правильным способом оценки литературы Донбасса будет ее рассмотрение на широком фоне русской культуры последних лет. И здесь главное, что бросается в глаза – гуманистический пафос, этическая составляющая, характерная для русской культуры, становится для литературы Донбасса главным стержнем.

Всякая постмодернистская невнятица, моральная двусмысленность и неразборчивость, попытка поэта прожить в башне из слоновой кости, отстраниться от проблем, которыми живет общество, изгнаны решительно и радикально. И оказалось, что такая содержательная ясность и определенность, даже тенденциозность, совсем не делают литературу эстетически или формально беднее. Почитайте в сборнике прекрасные стихи Натальи Лясковской, Юрия Макусинского, Владимир Скобцова, поэму Анны Ревякиной "Шахтерская дочь", и, думаю, вы со мной согласитесь.

Часто бывает непросто увидеть смысл в, кажется, бессмысленных деяниях, определиться окончательно, занять верную позицию…. И тогда приходит Поэт, говорит Слово и все становится ясным, как в первые дни творения и Добро уже не смешивается со Злом. Такое Слово произнесла Анна Долгарева:

"…поскольку помереть необходимо

бывает, чтоб себя не потерять".

Таким же словом стал, в конце концов, сам сборник "Выбор Донбасса".

И даже в тех строках, в которых военная тематика отсутствует, мы видим такое искреннее, такое напряженное высказывание, которое возможно только в ситуации экзистенциального выбора – стихотворения Александра Сурнина, Владислава Русанова, поэма Елены Заславской "Про счастье".

Такой же цели – наполнить происходящее смыслами, служит и созданная Александром Сигидой-младшим своеобразная мифология Донбасса. Включив донбасские события в широкий спектр мировой истории, мистики и мифологии, автор выявил в нашей жизни глубокие пласты и яркие параллели.

В разделе прозы и драматургии самой крупной и одной из самых значительных вещей альманаха является киносценарий Юрия Юрченко "Свидетель".

Прототипом главного героя пьесы Юрия Горбенко стал сам автор. Успешный житель благополучной Франции, поэт, драматург и актер он вдруг бросает все и движимый какими-то неуловимыми душевными порывами и профессиональным долгом журналиста, приезжает в Донбасс, попадает в самые горячие точки войны, знакомится с ее реалиями и оказывается, в конце концов, в плену у украинских военных. Дальше идет описание всех мытарств, мук, пыток и издевательств – и личных, и тех, коих он стал свидетелем, - украинского плена. Чтобы это все читать и не содрогнуться, требуется незаурядная сила характера, а уж пережить это на собственном опыте и не сломиться, а именно такую степень мужества демонстрирует нам Юрий Горбенко, – это уже сродни подлинному геройству.

Спустя некоторое время Юрию помогает то ли удача, счастливый случай, а скорее – его неизбывный артистизм, универсализм его культуры. Судьба сводит его с несколькими грузинами, участниками войны на стороне Украины. И вот на почве общей любви к грузинской поэзии, грузинской культуре происходит сближение героя с ними. В конце концов, проникшись симпатией к Юрию, они помогают ему освободиться из плена. Но ведь это враги, сознательные и злобные, враги России, враги Донбасса. И все же Юрий находит в них что-то рыцарственное, человеческое. Такое же "высветление" образов происходит и во время сцены прощения Юрием своих обидчиков – украинских нацгвардейцев. И вот тут самый главный вопрос для читателя, ведь мы еще помним все ужасы украинских военных, о которых рассказывал автор. И что же, вот эти вот конкретные Богуны и Ключи, они не виноваты? Но можно ли оставаться чистеньким, участвуя в резне? Или здесь автор в художественной форме ставит вопрос о дьявольском перерождении обычных людей, вовлеченных в какие-то дьявольские социальные структуры, будь то армия, полиция, национальная гвардия? А как только конкретный человек из этих структур выпадает, он снова становиться обычным, нормальным homo sapiens.

Впрочем, когда я сказал, что прототипом главного героя пьесы стал сам автор, я немного погорячился. Главного героя, Юрия Горбенко, убивает в московской больнице некий Профессор, украинский спецслужбист, а сам автор, Юрий Юрченко, пройдя все муки ада, оказывается на свободе, в кругу любящих его людей.

Другой крупнейшей вещью является сценарий Глеба Боброва "Миронова проба". Основой сюжета является история о том, как молодой парень Артем Гайтанин поднимает своих земляков на важное и благородное дело – они осуществляют рекультивацию старого заброшенного террикона. В шурф этой шахты фашисты во время Великой Отечественной войны сбросили свыше полутора тысяч советских граждан. Таким образом, важное культурное действие становится вместе с тем и данью памяти своим героическим предкам.

Интересно следить за тем, как главный герой и его единомышленники преодолевают все преграды финансового, организационного и технического характера, но еще интересней следить за внутренним преображением героев сценария, за тем, как в них исчезают следы корысти, лени, индивидуализма. Участие человека в общественно важном деле возвышает его, делает чище – такой один из главнейших выводов произведения. Вообще, если вспомнить некоторые предыдущие вещи Боброва, например, пьесу "Оглашение Крама", можно сделать вывод, что проблема преображения человека (в том числе, религиозного) является одной из центральных в творчестве автора.

Ростовский автор Вениамин Углев запомнился нам по предыдущему сборнику своими живыми, неординарными героями. В рецензируемой книге он продолжает свои зарисовки военных лет, представляющие объемную, полифоническую картину, которая полна крови, грязи, жестокости, ругани, мужской дружбы, верности, самопожертвования, ежеминутного подвига и геройства.

Сопредседатель Союза писателей России Николай Иванов в представленной в альманахе повести "Свете тихий" создает привлекательный образ бабы Зои, которая обманывает друзей своего сына, не уезжает в дом престарелых, сохраняя верность своей любви, своей малой родине, своему "я".

Важным представляется вопрос почему война не вызывает с нашей стороны никаких нот агрессии, отчаяния, злобы. Думаю, главный ответ состоит в том, что за нами стоит тысячелетняя история побед, созидания.

В целом, альманах "Выбор Донбасса" – это книга полная ярких образов, масштабных мыслей, неподдельных чувств, настоящих героев.

ЛуганскИнформЦентр — 24 декабря — Луганск