Мнения

12 мая 2017, 19:00

Воочию

Глава ЦИК Александр Малыхин: "Референдум стал возможен, потому что он был действительно народным"

Об организации и проведении главного плебисцита ЛНР сегодня, в дни празднования третьей годовщины образования Республики, ЛИЦ рассказывает руководитель Центральной избирательной комиссии (ЦИК) по проведению референдума 11 мая 2014 года Александр Малыхин.

- Кем вы работали в те дни?

- До войны я был заместителем руководителя одного из производственных предприятий. 6 апреля я окончательно покинул работу и занялся непосредственно событиями. То есть, если до 6 апреля я был постоянным участником митингов - мы писали совместные резолюции, декларации, обращались к областному совету - это ещё можно было совмещать с работой. Но после 6 апреля водоворот событий закрутил настолько, что работе время уделять уже было невозможно. Я принял для себя решение полностью посвятить себя народным волнениям - событиям "Русской весны".

- Как вы попали в число организаторов референдума?

- За тот период пока мы не выходили из здания СБУ, пока это всё было в пределах гражданского сопротивления, сопротивления людей, зашедших в здание СБУ, где я был представителем именно гражданского сопротивления, мы познакомились с Валерием Болотовым. Тогда наладили контакт, и я был связующим звеном между гражданским блоком и теми, кто решил отстаивать независимость и наши права с оружием в руках. И когда Валерий Дмитриевич (Болотов) был избран народным губернатором, по его решению указом № 6 от 05 мая 2014 года я был назначен руководителем ЦИК по проведению Референдума.

- Насколько сложно было собрать команду людей, которые организовывали всё это, построить саму работу?

- Приказ был издан за неделю до проведения самого референдума. У нас совершенно не было времени на подготовку. На самом деле, я как человек, на которого возложили обязанности по организации и проведению, первое, что сказал: "Это невозможно, но будем стараться, сделаем".

- Было "невозможно", но он состоялся… почему?

- Возможно, стало потому, что это был действительно народный референдум. Те люди, которые были с нами на митингах, в здании СБУ, на площадке гражданского сопротивления, уже тогда проявились и были готовы брать на себя инициативу. Была подобрана команда людей из различных районов и городов в то ещё время Луганской области. Команда была создана достаточно быстро, и за счёт того, что люди были из всех районов, и нам удалось охватить практически всю Луганскую область.

- С какими проблемами сталкивались?

- Мы столкнулись с организационной проблемой, нужно было каким-то образом наладить работу так, чтобы она была всем понятна и наглядна. Сроков не было доходчиво объяснять, и мы придумали – нарисовали условную карту нашей тогда ещё области, распределили за каждым из нас какой-то свой кусочек, и на этой карте отмечали вновь собранные территориальные комиссии и готовность к работе. Команда была работоспособная. Особо надо отметить члена ЦИК по проведению референдума Владимира Косюка - он внес огромный вклад в работу ЦИК. Позже он погиб 2 июня 2014 года в результате украинского авиаудара по Госадминистрации ЛНР - находился возле входа в здание.

- Какие сложности удалось преодолеть в процессе организации плебисцита?

- Основная сложность – мы не смогли его провести в том формате, в котором должны проходить нормальные выборы. На тот день существующие органы, которые обязаны были проводить выборы – окружные комиссии, территориальные комиссии, закрепленные областным, городским и районными советами - они все самоликвидировались. Мы всё создавали с самого начала.

Ещё сложность – тогда уже были оккупированы некоторые районы: Сватовский, Белокуракинский, Троицкое. На этих территориях с большими сложностями проходил референдум, там участки практически не открылись. Но, именно воля народа, желание провести референдум, донести свой голос, привела к тому, что люди выезжали с этих территорий, голосовали на участках, которые открылись в ближайшем месте областного центра. Точно так же в день самого референдума не открылись некоторые участки и у нас. Но, обилие участков было большое, и люди сориентировались и шли на соседние участки. Поэтому, проголосовать в тот момент удалось всем.

- Что больше всего запомнилось в ходе самого референдума?

Я и раньше об этом говорил, и сейчас говорю – это желание людей отдать свой голос, проголосовать и выразить свою волю. Не помню выборов до референдума, да и после, чтобы была такая явка, когда люди шли с таким душевным порывом, чтобы проголосовать. Если бы не было такого желания у людей, у нас бы ничего не получилось. Но, благодаря вот этому порыву среди нашего населения, всё прошло на высшем уровне.

- Были какие-то проблемы непосредственно в день голосования?

- Скажу так, особых проблем не было. В самые ранние часы, когда не хотели открывать избирательные участки, в большинстве случаев это удалось решить. Людям объяснили, что не будет ни порчи имущества, ни разграбления, всё будет в порядке, нам нужно предоставить только место, где будет поставлен стол, урна и будет обеспечена работа избирательной комиссии. Были участки, где мы продлевали работу до 23-00 часов, в основном это было связано с шахтёрами, выходящими со смены.

- Насколько было сложно обработать результаты?

- Сложностей в обработке не было. Сложно было доставить результаты как раз из тех районов, где уже стояла нацгвардия, где люди тайком проводили голосование. Доставляли и велосипедами в мешках, маскируясь под обычных работяг с поля, по-разному доставляли: и меняли машины, пересаживались. Привозили эти бюллетени очень поздно, но ЦИК работала круглые сутки, мы не спали, и на 12 число уже удалось подсчитать первые результаты. Я тогда не спал трое суток.

- Как вы эмоционально восприняли результаты? Когда вы выдохнули, что всё закончилось?

- Мне сложно описать эти чувства, эти эмоции. Это было сочетание огромной усталости - не спал трое суток, лишь приезжал домой переодеться в чистую одежду, со всплеском адреналина, когда всё получилось, когда открылись участки, когда поехал, посмотрел, что люди пошли, когда увидел вот эти очереди, вот это настроение, подъём перебил всё – и усталость, и волнение. И в день оглашения результатов референдума была невероятная эйфория от победы!

- Как с высоты сегодняшнего дня вы оцениваете результаты референдума?

- Считаю, что референдум прошёл своевременно и правильно. Народ высказал своё решительное "нет" государственному перевороту, бандеризации Украины, вмешательству в её духовную жизнь. Высказал "нет" навязываемому нам безальтернативного курса на Запад, что для нас губительно. Ничего не происходит в жизни быстро, но мы обязательно выстоим, победим. Мир придёт на нашу землю, и процветание в том числе. Если бы мне довелось повторить такое, если бы спросили, сделал ли бы я ещё раз, отвечаю однозначно – да.

* * *

Напомним, что три года назад, 11 мая 2014 года, в Луганской и Донецкой Народных Республиках, а также на территориях, подконтрольных киевским силовикам, состоялся референдум по вопросу самоопределения ЛНР и ДНР. Явка на Луганщине составила 81%, на Донетчине - 75%. "За" самоопределение ЛНР проголосовали 96,2% участников референдума, ДНР - 89,7%.

На следующий день, 12 мая 2014 года, был провозглашен государственный суверенитет Донецкой и Луганской Народных Республик.

Глава ЛНР Игорь Плотницкий своим указом установил государственный праздник - День Луганской Народной Республики, который отмечается 12 мая. День Республики - праздничный и нерабочий.

ЛуганскИнформЦентр — 12 мая — Луганск