Мнения

22 апреля 2019, 12:10

Общество

Философ Виталий Даренский: "Нацистскую идеологию наш народ не примет, несмотря на ложь пропаганды" (ФОТО)

Установка в одной из школ подконтрольного Киеву Сватовского района Луганщины мемориальной доски в память об учительнице, погибшей от рук бандеровцев, говорит о том, что жители Донбасса никогда не примут нацистскую идеологию, несмотря на старания украинской пропаганды. Об этом ЛИЦ заявил доктор философских наук, доцент Луганского национального университета имени Тараса Шевченко, член Союзов писателей России и ЛНР Виталий Даренский.

В начале апреля на стене Першотравенской общеобразовательной школы была установлена мемориальная доска в память об учившейся там Раисе Борзило, зверски замученной бандеровцами 17 декабря 1945 года в селе Гаи Пустомытовского района Львовской области, куда девушка была направлена школьным учителем.

"В Сватово на стене местной школы появилась мемориальная доска в память о гибели от рук бандеровцев в 1945 году местной молодой учительницы, работавшей на Западной Украине. Как известно, в центре Луганска еще до 2014 года был установлен памятник нашим землякам – жертвам бандеровцев. Это были специалисты из разных отраслей, командированные для развития народного хозяйства на Западной Украине, которых "отблагодарили" за это местные лесные бандиты. Тем самым доска в Сватово может считаться продолжением этой традиции, хранящей историческую память. Но только теперь установить такую доску в Сватово – это тоже сродни подвигу", - подчеркнул Даренский.

Он отметил, что реакция "политически бдительных особей" не заставила себя ждать.

"21 апреля 2019 года об этом в социальных сетях сообщил журналист Валерий Снегирев – бывший преподаватель Луганской академии внутренних дел (ЛАВД) имени Эдуарда Дидоренко, сбежавший на Украину в 2014 году. По его словам, доска установлена "втихаря". В память о "зверски замученной бандеровцами" - это выражение Снегирев взял в кавычки", - сказал ученый.

Даренский отметил, что до войны Снегирев не демонстрировал своего национализма.

"Как видим, Снегирев занялся классическим стукачеством. Я помню его по работе в ЛАВД, но тогда он никакой симпатией к бандеровцам не отличался, скорее как раз наоборот. Но, видимо, суровая жизнь в вынужденной эмиграции тяжело отразилась на его мировоззрении", - предположил Даренский.

Луганский ученый обратил внимание на тот факт, что позиция украинского издания, сообщившего об установлении таблички, "также откровенно издевательская: памятная доска, по их словам, невесть откуда взялась, а выражение "жертвам бандеровцев" также взято в кавычки".

"То есть для украинского СМИ эти факты являются предметом насмешки. Характерен и комментарий издания: "молодая учительница Раиса Борзило, которую в 1945 году отправили на Западную Украину для создания комсомольской ячейки и ведения советской "просветительской" деятельности среди населения, погибла при неизвестных обстоятельствах. Есть данные, что ее тело нашли через несколько месяцев после исчезновения в лесу, и оно было изуродовано". То есть зверское убийство – это просто "есть данные", но в принципе, все это безразлично. Просветительская деятельность – тоже в кавычках. Действительно, как может учительница заниматься просветительской деятельностью? Нет, ее послали в первую очередь якобы создавать там "комсомольскую ячейку". Правда о "данных" по этому поводу умалчивается – просто потому, что их нет. На самом деле, учителя этим не занимались, но украинские СМИ явно не отличаются большим знанием истории – откуда же им это знать?" - отметил философ.

"Памятная доска понятно, "откуда взялась". И надпись на ней – строфа стихотворения на русском языке. Ее установили местные жители не только для исторической памяти, но и как протест против той "промывки мозгов" и уничтожения истории, которую Украина ведет с 1991 года, и особенно зверскими методами - с 2014-го. Спасибо этим пока еще неизвестным героям наших дней! Они показали, что нацистскую идеологию наш народ никогда не примет, несмотря на всю ложь украинской пропаганды", - подытожил Даренский.

ЛуганскИнформЦентр — 22 апреля — Луганск