Мнения

10 августа 2017, 09:00

Дмитрий Хорошилов: "Внешнее управление обеспечило работу угольщикам и заказы "смежникам"

О сегодняшней ситуации на угольных предприятиях, внешнее управление которых осуществляет ЗАО "Внешторгсервис", в интервью ЛИЦ рассказывает председатель комитета Народного Совета ЛНР по вопросам промышленной и аграрной политики, строительства и жилищно-коммунального хозяйства, инфраструктуры, транспорта и топливно-энергетического комплекса, член штаба по введению внешнего управления Дмитрий Хорошилов.

– Штаб, членом которого вы являетесь, осуществляет постоянный мониторинг ситуации на крупнейших угольных предприятиях "Краснодонуголь", "Ровенькиантрацит" и "Свердловантрацит", внешнее управление которыми сегодня осуществляет ЗАО "Внешторгсервис". Какая ситуация сложилась там сегодня?

– Все мы помним, что до введения внешнего управления эти предприятия находились под украинской юрисдикцией. После того как началась железнодорожная блокада, в марте Народным Советом был принят закон о налоговых нерезидентах – на мой взгляд, абсолютно своевременно. Затем последовал небольшой переходный период, примерно месяц, пока переоформлялись документы, велись поиски новых рынков сбыта. Тогда предприятия работали, что называется, ни шатко ни валко, ведь склады уже были заполнены, и продукцию надо было реализовывать. Но люди все равно получили зарплату за этот период. И сейчас никакой задолженности нет. Размер зарплат сохранен в прежних объемах, выплачивается она вовремя, только не в украинских гривнах, а в рублях. Вся разница: раньше был аванс и была зарплата, а сейчас горняки получают деньги единоразово. "Внешторгсервис" выполняет все свои обязательства.

– Их количество не уменьшилось после введения внешнего управления?

– Сейчас на этих предприятиях работает около 35 тысяч человек – огромная армия людей. Массовое сокращение прошло еще при украинской юрисдикции. На сегодняшний день «Внешторгсервис» делает все возможное для сохранения коллектива. Ведь квалифицированные работники нужны всегда. Об увеличении штата речь пока не идет, потому что угольные предприятия справляются со своими задачами теми силами, которые есть.

– После переходного периода активная работа предприятий возобновилась?

– Да, в полной мере. Они вышли на свои рабочие объемы, добыча угля ведется постоянно. Более того, по словам самих угольщиков, они могут даже увеличить объемы добычи, но все зависит от реализации. Сейчас того, что зарабатывается, хватает на выплату заработной платы, закупку необходимых для производства комплектующих и сырья, ГСМ, подвоз людей на рабочие места и домой с работы.

– Насколько успешно "Внешторгсервис" выполняет социальные обязательства перед работниками?

– Все социальные гарантии, которые существовали до введения внешнего управления, сохранены в полном объеме.

К примеру, у угольщиков всегда работали ведомственные лагеря и профилактории. Нынешнее лето не стало исключением. "Внешторгсервис" определил, что будет самостоятельно финансировать детские учреждения оздоровления и отдыха – "Королевские скалы" в Свердловском районе, "Лесные зори" и "Зарницу" в Ровеньках. Большая часть отдохнувших и отдыхающих там ребят – дети горняков, а путевки им оплачивает профсоюз. Еще один очень показательный пример: после событий 2014 года вплоть до введения внешнего управления работникам угольных предприятий не оплачивались больничные листы. Если шахтер заболевал, он шел в больницу Луганской Народной Республики, и ему, естественно, давали справку. Но по бухгалтерии эта справка не проходила. Сейчас больничные листы оплачиваются как положено.

Что касается социального угля, работники этих предприятий всегда получали большее его количество, чем на госпредприятиях. Эти нормы тоже сохранены, разговора о каком-то уменьшении не идет.

– Сказалось ли введение внешнего управления на крупнейших угольных предприятиях на работе "смежников"?

– Да –  это еще один его огромный плюс. Работа угольщиков обеспечила заказы предприятиям сопутствующих отраслей. К примеру, в шахтах установлено оборудование, которое в случае какой-то загазованности или взрыва сигнализирует и отключает электрическую энергию. Это сложнейшая электроника, которая периодически нуждается в ремонте. Ранее для ремонта такого оборудования всеми правдами и неправдами пытались вывозить его на Украину, а потом завозить обратно. Ремонт выполнялся без соответствующих документов, его качество никто не мог подтвердить. Сейчас такие ремонты, замена, испытания оборудования проводятся предприятиями Республики, в частности, заводом "Углеприбор". Они и ранее предлагали свои услуги, но прежнее руководство ДТЭКа не хотело с ними работать.

Работу горного оборудования для "Внешторгсервиса" обеспечивают "Рудничные машины", Свердловский машиностроительный завод и другие предприятия Республики. 

Пусть пока это небольшие заказы, но это – гарантированная работа предприятий, а значит и новые рабочие места.

– Планируется ли расширение рынков сбыта продукции угольных предприятий?

– Думаю, об этом пока говорить рано. В столь короткие сроки переориентировать такие огромные предприятия было очень непростой задачей. И то, что сегодня они работают – уже очень большое достижение.

Я убежден, что время для новых рынков сбыта обязательно придет. В будущем предприятия будут расширяться, потому что, во-первых, есть спрос на этот уголь, а во-вторых, возможность и желание у горняков и руководства увеличивать объемы производства.

Уже после первых поставок угля в бюджет Республики пошли налоговые поступления. Значит, изменения на законодательном уровне им пока не требуются, условия для работы обеспечены приемлемые.

– Вы упомянули о некогда налаженной системе реализации в Украине. Сильно ли она потеряла, оставшись без крупнейших угольных предприятий Донбасса?

– Это несомненно. Украина уже потеряла миллионы долларов за эти несколько месяцев. То, что у них сейчас происходит, даже комментировать сложно – какая-то фантасмагория. Они останавливают ряд своих ТЭС, делают ставки на атомную энергетику. Попытались покупать топливо из-за рубежа для электростанций, но оно не подошло по качественным характеристикам. Сейчас предприятие, которое поставляло на Украину эти энергоносители, обанкротилось.

Украинский народ страдает от постоянного роста цен на электроэнергию и веерных отключений электричества. Во-первых, не вкладывались деньги в инфраструктуру, а, во-вторых, никто не думает о том, чтобы купить дешевле и снизить себестоимость электроэнергии.

Власти Украины заявляют, что будут покупать уголь у США. Но это закупка не в кредит, не по факту – там нужна предоплата, причем в американских долларах. Естественно, бюджет Украины еще больше пострадает. И пока будет такая ситуация, он будет страдать и впредь. Нынешние украинские власти просто загоняют страну в долги, отдавать которые будут и дети, и внуки простых украинцев.

 

ЛуганскИнформЦентр — 10 августа — Луганск