Мнения

18 июля 2017, 07:00

Воочию

Артудар по восточным кварталам Луганска. Врач скорой помощи Наталья Хмаренко: "Мы положили на носилки рядом её ногу"

ФОТО: Николай Сидоров

В третью годовщину артобстрела киевскими карателями 18 июля 2014 года восточных кварталов Луганска ЛИЦ публикует воспоминания очевидцев трагического события, унесшего жизни восьми человек. Рассказывает врач специализированной кардио-реанимационной бригады Луганской городской станции скорой помощи Наталья Хмаренко.

В те дни служба скорой помощи работала регулярно. В тот день, 18 числа, нам передали с подстанции, что был обстрел, взрывы, и нам надо срочно выезжать. Я как раз приехала с той стороны "Восточного рынка", где была та самая женщина, которой взрывом снаряда оторвало ногу. Всего было двое больных: один мужчина-труп возле киоска шаурмы, и вот эта женщина, лежавшая чуть дальше у прохода в рынок.

Мы подъехали, сразу остановились возле мужчины. Я увидела, что он лежал в луже крови, возле него были женщины, подумалось – это раненый. Дальше, метрах в семи, вроде как женщина, и какая-то груда мяса.

Я так решила, что мужчине мы ещё можем помочь, а женщине - не понятно. Я сказала водителю и санитару, мол, вы идите, смотрите женщину, а я посмотрю мужчину. Стала его осматривать, там была травма жуткая, грудь вся в крови, разорвана, но он был уже мёртв. Отметив, что он мёртв я побежала к той женщине. Поняла, что она жива, когда подошла, она разговаривала, была в сознании, в контакте. У неё был шок, заторможенность, до неё ещё не доходило, что и как произошло. Мы ей быстро поставили катетер, обезболили и, когда стали укладывать её на носилки, она подняла голову, увидела, что с ней и произнесла: "Господи, это я?!"

Мы положили на носилки рядом её ногу, загрузили в машину. По рации я сообщила ответственному врачу, что у нас женщина крайне тяжёлая, чтобы вторая больница готовилась. У неё была полная ампутация ноги. Водитель очень быстро ехал, когда приехали во вторую больницу, там были готовы к её приёму. Всё было бегом, бегом, бегом… Сразу её в операционную….

А потом я через несколько дней приехала по какому-то другому вызову, другого раненого привезли, спросила девочек из приёмного отделения, и они рассказали, что она ещё была жива, но пока лежит в реанимации. Врачи спасли женщину, несмотря на такое тяжёлое ранение.

Да… в таком состоянии чувствуешь только одно – быстрей, быстрей, быстрей – время, время, время! Именно максимально быстро оказывать помощь. Самое главное – быстрее доставить раненых в специализированные отделения.

Общаясь с родственниками из-за границы и называя это войной – до них это не доходит, а для нас это была самая настоящая война. Я сама из Новоанновки, и много десятков лет езжу сюда на работу. Если помните, тогда там была блокада – Новосветловка, Новоанновка, Хрящеватое были закрыты для проезда, там были фашисты, и я жила на подстанции, как и многие сотрудники. Мы сутки работали, сутки отдыхали. Когда начинался обстрел, мы спускались вниз, в специальное помещение, ждали, когда закончится обстрел, потом выходили. Готовили себе пищу, сначала на костре, потом, спасибо ополченцам, они нам привозили воду, еду. Потом они нам в гараже построили печку, и там мы уже готовили. Жили на подстанции, не уходя домой.

ЛуганскИнформЦентр — 18 июля — Луганск